Михаил Батин, Mikhail Batin

Первый шаг к клиническим исследованиям терапий старения

Мы осуществляем политику открытости при подготовки и проведении клинических исследований терапий старения.  Мы предлагаем обоснование минимального набора маркеров, для определения возрастных изменений и оценки будущих терапий против них.

Наша задача развернуть не только профессиональную дискуссии на тему замедления старения, чтобы повысить качество работы, но и объяснить её значение всем, кто заинтересован в разработке терапий, направленных на увеличение продолжительности жизни.

Более детальную информацию о нашей стратегии можно будет узнать 26 ноября на открытом семинаре «Диагностика и терапия старения» в технохабе Ключ

12:00 - 12:30 - Сбор гостей
12:30 - 13:00 - Миша Батин «Пациентская организация, как инициатор клинических испытаний терапий старения»
13:00 - 14:30 - Дима Веремеенко «Можно ли обратить возраст сосудов вспять»
14:30 - 15:00 - Кофебрейк
15:00 - 16:30 - Александр Фединцев «Современное представление о модулировании процесса старения»
16:30 - 17:00 - Кофебрейк
17:00 - 17:30 - Николай Крючков «Клинические исследования и разработка лекарственных препаратов и медицинских изделий для продления жизни».
17:30 - 18:00 - Алексей Маракулин «Регистрация пациентской организации Open Longevity»
18:00 - 18:30 - Кофебрейк
18:30 - 19:00 - Стас Скакун «Опыт биохакинга против старения»
19:30 - 20:00 - Демонстрация персональных средств диагностики старения: ангиоскан и кардио-флешка


Анкета для участника: https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLSe4p22jMAYJMRlL9Fur-IXhCuXqmQF2_AQUuLmcwxvOC5yYLw/viewform?c=0&w=1

https://www.facebook.com/events/608593869312354/

Итак, обоснование первого шага от Александра Фединцева

Старение характеризуется хроническим системным воспалением. Одними из важнейших маркеров воспаления являются С-реактивный белок и интерлейкин-6 (ИЛ-6).

ИЛ-6 входит в состав секретома сенесцентных клеток (SASP) и динамика его уровня может косвенно свидетельствовать об интенсивности секреции факторов, относящихся к SASP. Способность ИЛ-6 к индукции эпителиально-мезенхимального перехода ассоциирована с раковым  перерождением клеток и метастазированием (1, 2)

Пациенты, у которых уровень ИЛ-6 в плазме находился в трети самых высоких значений, имели в 2.48 раза больший риск развития колоректального рака (95 % CI 1.26-4.87; p-trend 0.02) по сравнению с пациентами с самыми низкими значениями этого цитокина (3). Уменьшение уровня циркулирующего ИЛ-6 в плазме на 1пг/мл значимо ассоциировано с 12% снижением риска рака печени (4).

С-реактивный белок вместе с VO2max являются сильными предикторами рака легких (относительный риск выше в 4.19 раза 95% CI: 1.66-10.57) (5)

Более того, риск рака легких был выше у людей независимо от уровня VO2max. Относительный риск 3.22 для высокого уровня VO2max ( 95% CI: 1.44-7.20, p < 0.01) и 3.15 (95% CI 1.27-7.78, p = 0.01) для низкого.

И высокие уровни ИЛ-6, и высокие уровни С-реактивного белка служат хорошими предикторами внезапной сердечной смерти (6). Взаимное соотношение между уровнями высокочувствительного С-реактивного белка и ИЛ-6 может служить хорошим предиктором ишемического инсульта (7).

С-реактивный белок и ИЛ-6 оказались хорошими предикторами рисков наступления возраст-зависимых заболеваний и продолжительности жизни (8).

В рамках данного исследования участников разделили на две группы: “успешно стареющие” (у которых не регистрировалось инфарктов, инсультов, ССЗ, рака, диабета и отличавшихся высокими показателями в когнитивных  и физических тестах) и прочие.

У “успешно стареющих” уровни ИЛ-6 и С-реактивного белка статистически значимо увеличивались с возрастом (для обоих p < 0.001). У второй группы статистически значимо увеличивался только ИЛ-6 (p < 0.001). У “успешно стареющих” уровни обоих маркеров оказались статистически значимо ниже чем во второй группе (для обоих  p < 0.001).

Высокие уровни обоих маркеров статистически значимо были связаны с более низкими результатами физических и когнитивных тестов (p < 0.001). Оба маркера были статистически значимо ассоциированы с более долгой продолжительностью жизни в обеих группах (p < 0.001). Все зависимости сохранялись после поправок на возраст, пол, ИМТ, курение и пр.

В ряде исследований было показано, что толщина комплекса интима-медиа сонной артерии монотонно растет с возрастом (9 Fedintsev et al., unpublished).

Этот рост интересен не только как биологический феномен, а имеет вполне практическое применение. Так, было показано, что увеличение толщины КИМ сонной артерии на 0.1 мм статистически значимо увеличивает риск инфаркта миокарда на 15%  (95% CI, 1.12 - 1.17), а риск инсульта на 18% (95% CI, 1.16 - 1.21) с учетом поправок на возраст и пол (10)

Более того, толщина каротидного КИМ также ассоциирована с метаболическим синдромом (11), секрецией инсулина (12) и даже наличию камней в желчном пузыре (13).

ТИМ является релевантным и значимым (p = 0.003) предиктором прогрессии от легкого когнитивного нарушения до болезни Альцгеймера (14). Другое исследование также связывает толщину КИМ с риском наступления деменции (15). ТИМ в одиночку или в комбинации с уровнем гомоцистеина выступает в роли значимого предиктора сердечно-сосудистой смертности и смертности от всех причин (16, 17).

Помимо оценки эффективности препаратов, необходимо также учитывать их безопасность. Одним из наиболее частых и серьезных побочных эффектов является гепатотоксичность. Признанными клиническими маркерами гепатотоксичности (Hy’s law) являются трансаминазы АлТ и АсТ, а также сывороточный билирубин (18) Дополнительными маркерами безопасности могут служить креатинфосфокиназа и скорость клубочковой фильтрации.

1.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24698728
2.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26512918
3.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26220152
4.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26096712
5.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26008754
6.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23906927
7.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24627113
8.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27274758
9.     http://www.revespcardiol.org/en/carotid-intima-media-thickness-in-subjects/articulo/13146858/
10.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17242284
11.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24681913
12.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26828784
13.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24921032/
14.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25633680
15.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18077061
16.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16275507
17.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23636001
18.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16444771
Михаил Батин, Mikhail Batin

План победы

Самый интересный вопрос, который можно задать ученым, исследователям старения: «А что вы сами принимаете для увеличения продолжительности жизни?» Лучше всего узнавать про это на большой конференции о старении и долголетии, тогда сразу видно современное состояние дел в науке про геропротекторы.

Мы услышим довольно разные ответы. Метформин, аспирин, ибупрофен, витамин В9, литий, витамин D, витамин К, статины, рапамицин и так далее.

Но, многое останется непонятным для применения на себе. Какие дозы? Как учесть индивидуальные особенности? Что с чем работает лучше? Где клинические исследования, наконец данной комбинации?

В одной научной статье написано одно, потом другая вышла, пиши пропало, надо принимать другое.

Пожалуй, только Майкл Шнайдер из Стенфорда качественно исследует себя, рассматривая изменения сотен тысяч показателей своего организма. Можно сказать он создал целую науку: «Здоровье Майкла Шнайдера».

Также есть сайт Лонжесити, где люди употребляют различные препараты и делятся своими впечатлениями. Там акцент на ноотропы, но есть и про продление жизни.

Всему этому процессу не хватает организованности. Собственно этим мы и займемся. У нас есть прекрасный план.

Шаг 1. Личный медицинский кабинет. Там должны быть результаты ваших анализов. Где бы вы их не сдавали. Терапии, которые вы осуществляли. Самое важно, там должны быть результаты диагностики старения. Плюс, конечно же, описание интервенций против старения.

Сейчас биомаркеры скорости старения далеки от совершенства, но какие есть. Мы скажем, что именно нужно будет измерить, типа интерлейкинов, с-реактивного белка, холестерина, скорость распространения пульсовой волны, инсулино-подобного фактора роста и так далее.

Дальше мы совершаем следующие действие с собственными данными:

- открыть всем желающим под своей фамилией
- открыть всем желающим анонимно
- открыть только медицинской организации
- никому не открывать, знать только самому

Лично я выберу первый вариант. Я заинтересован в том, что кто-то будет всё время обсуждать мой процесс старения и анализировать его.

Всё. Этого шага достаточно, чтобы вызвать лавинообразный интерес к тому, а как могут действовать терапии против старения. Тем не менее, следующие шаги:

Шаг 2. Организация обсуждения биомаркеров и терапий против старения. При этом мы будем вести не абстрактный разговор, а на результатах собственных анализов. Выбор терапий научным советом. Речь идет сейчас о существующих препаратах, только по другому назначению, типа статинов.

Шаг 3. Подготовка документов для клинических исследований.

Шаг 4. Краудфандинг на клинические исследования.

Шаг 5. Проведение клинических исследований терапий против старения.

Шаг 6. Анализ результатов. Организация новых исследований.

Шаг 7. Краудфандинг и сбор пожертвований на разработку принципиально новых вмешательств, типа генной терапии.

Шаг 8. Социальная сеть с собственным медицинским Искусственным Интеллектом.

Естественно, я не рассказал миллиард деталей. Это уже вопросы к тем людям, которые возьмутся за организацию. По дороге мы как раз и создадим ту самую персональную медицину.

Отмечу одно: надо удержать себя от мелочного желания прикрутить самому какой-нибудь частный сервис, что-нибудь лично запатентовать. Платформа должна будет принадлежать всем участникам проекта: 1 человек – 1 голос. Потребительский кооператив. Зарплаты для тех, кто работает.

Коварный вопрос. А если мы не найдем деньги на первые клинические исследования? Тогда мы продолжим привлекать людей. Например, пока среди нас не окажется такой, который готов оплатить исследования для всех ради себя.

Один-то человек, «даже очень главный», не сможет провести на себе одном клинические исследования, чтобы понять, а что нужно принимать против старения.

Наша задача повысить качество и доступность научной дискуссии. Скоро мы на примере покажем, как это будет происходить.

Второй коварный вопрос. А что если у нас всё своруют? Да пожалуйста! Пусть нас как можно больше людей обгонят в борьбе со старением. Википедия не переживает, что её скопипастят, её цель – свободное распространение знаний.

Кто-то захочет заработать на нашем общем деле? Ради бога.

Мы сами создадим ресурс похожий на «Пациенты как я», только про старение. Плюс отличие в том, что там будет открытая база данных маркеров и терапий старения и принадлежать он будет всем участникам проекта. Об этом мы более детально поговорим 26 ноября в Ключе начиная с 12-00. Скоро повесим анкету для записи на мероприятие.

Михаил Батин, Mikhail Batin

Приоритет некоммерческого подхода

3 причины, почему бесплатное лекарство от старости создать быстрей, чем защищенное патентом.

Для начала скажу, что это нечестно, что если кто-то не сможет купить лекарство, замедляющее старение. Таким образом будет попрано его основное политическое право – право на жизнь. Но дело даже не в этом – стратегия по созданию терапий, продлевающих жизнь, более жизнеспособна на некоммерческой основе. Вот в чем дело.

Фейсбук, Гугл, Новартис и еще тридцать стартапов, типа Питера Тиля иДевида Синклера, уже вложили деньги в коммерческие проекты по замедлению старения. Ну и чё? Мы наблюдаем покрытые туманом испытания аналогов рапамицина, ресвератрола и переливание крови девственниц. Они там все очень осторожные, думают, к какой бы мелочи привязаться, чтобы пройти регистрацию, не особо говоря про старение.

Борьбе со старением нужны открытые данные, коллаборации и высокий уровень внешней экспертизы. Коммерческая компания по определению не в состоянии обеспечить открытость проекта.

На стадии клинических испытаний фармкомпании сбрасывают со счетов силу и энергию самих людей – они всего лишь выполняют роль статистов.

При этом очень популярен стал разговор о персональной медицине. Но именно некоммерческий подход дает возможность пациенту активно заботиться о собственном здоровье на новом уровне знаний.

Пациенты могут создать большие данные о старении, и именно им должны принадлежать результаты исследований. Участвуя в клиническом исследований терапий против старения, люди рискуют своим здоровьем, с какого хрена результаты должны принадлежать кому-то ещё?

В клинических исследованиях продления жизни заинтересованы миллионы людей. Некоммерческие проекты могу создать экспоненциальный рост исследований. Особенно, если участники будут объединены в социальную сеть.

Когда мы проводим клинические исследования открыто, то получаем незамедлительно качественную критику проектов, что немаловажно. Кроме того, некоммерческие проекты не заинтересованы протолкнуть неработающее лекарство любой ценой. Желание заработать денег зачастую начинает доминировать над всеми благими намериниями.

Открытость, скорость и честность – преимущества некоммерческого подхода. Пациентские организации, самостоятельно проводящие клинические исследования терапий против старения – вот инструмент, который создаст лекарства от старости.

Тут важно не поддаться соблазну: а вот же, вот же, можно заработать. Потом заработаем, когда жизнь продлим. Сейчас это мешает.

А и да, конечно. Четвертое. Фаркампании просто не будут тестировать препараты и диагностику старения, на которых нельзя заработать. Например, это старое известное лекарство и на него истек срок патента. А мы будем. Потому что нам продление жизни важнее денег.

Михаил Батин, Mikhail Batin

Анализы на маркеры старения



Чтобы испытать средства, замедляющие старение, нам нужно сдать анализы. Необходим набор биомаркеров, который опишет скорость старения и скажет нам: смогли мы на неё повлиять или нет.

Мы решили разбить эти анализы на пять групп: Обязательные, Желательные, Суперданные, Маркеры постоянного мониторинга и Специфические.

Еще раз повторю: что-то жевать в пользу долголетия без мониторинга состояния организма — глупая затея.

Поговорим про обязательные маркеры. Здесь наша задача — получить минимальную цену при достаточно большой информативности, так как мы хотим провести исследования за счет самих пациентов.

Итак, что мы будем мерить?

Старение характеризуется хроническим системным воспалением. Одними из важнейших маркеров воспаления являются такие маркеры, как С-реактивный белок и Интерлейкин 6 (ИЛ-6).

ИЛ-6 входит в состав секретома сенесцентных клеток (это то, что выделяют дряхлые клетки), и динамика его уровня может косвенно свидетельствовать об интенсивности секреции факторов, относящихся к SASP (старческий секреторный фенотип). То есть мы смотрим, много ли у нас старых клеток, которые другим клеткам приказывают тоже стареть.

Способность ИЛ-6 к индукции эпителиально-мезенхимального перехода ассоциирована с раковым перерождением клеток и метастазированием. Рак — это всегда перерождение эпителиальной ткани.

Эпителиально-мезенхимальный переход (англ. Epithelial-mesenchymal transition) — сложный процесс изменения эпителиальными клетками эпителиального фенотипа на мезенхимальный, происходящий в эмбриональном развитии, заживлении ран, а также при патологических процессах, например, при фиброзе, а также при опухолевой прогрессии.

Существует также и обратный процесс — мезенхимально-эпителиальный переход. (А эта фраза вообще не имеет к делу отношения, но я из Википедии определение копировал и меня заинтересовало, как это и есть ли маркеры?)

С-реактивный белок и ИЛ-6 оказались хорошими предикторами рисков наступления возраст-зависимых заболеваний и продолжительности жизни: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27274758.

С-реактивнй белок является предиктором "успешного старения", т. е. состояние людей без возраст-зависимых заболеваний лучше у тех, у кого ниже уровень С-реактивного белка. Повышение ИЛ-6 и С-реактивного белка свидетельствует о большем риске саркопении и деменции.

Во множестве исследований на различных модельных организмах была показана исключительно важная роль в старении инсулинового сигналинга. Инсулино-подобный фактор роста 1 (ИФР-1) является частью этого сигналинга.

На клеточном уровне длительная стимуляция этим гормоном приводит к снижению аутофагии и жизнеспособности клетки: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20830296

Исследование установило U-образную зависимость общей смертности от уровня ИФР-1: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23015658

Также оно показало, что высокие и низкие уровни ИФР-1 связаны с увеличением смертности от рака, а низкие уровни ИФР-1 вдобавок еще и увеличивают смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Слишком высокие, равно как и слишком низкие, уровни ИФР-1 связаны с худшими результатами в когнитивных тестах.

Помимо оценки эффективности препаратов, необходимо также учитывать их безопасность. Одним из наиболее частых и серьезных побочных эффектов является гепатотоксичность.

Признанными клиническими маркерами гепатотоксичности (Hy’s law) являются трансаминазы АлТ и АсТ, а также сывороточный билирубин https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16444771. Тут идея в том, чтобы никто не отравился в ходе испытаний.

У нас проект открытый: http://scienceagainstaging.com/open-longevity. Здесь можно к нам записаться.

Мы приглашаем всех к дискуссии, какой может быть минимальный набор маркеров старения? Рулит наукой у нас в проекте Александр Федичев.

Еще один вопрос. Сумма этих анализов в Инвитро составила 4269 рублей. Сдавать анализы надо минимум два раза, до и после. Пусть полторы тысячи уйдет на обработку.

Готовы ли вы потратить на себя или на кого-то 10 000 рублей для исследования маркеров и терапий старения?
Михаил Батин, Mikhail Batin

Профсоюз пациентов

Нашей будущей организации пациентов требуется название. Типа «Сталь и воля», «Труд и боль» или «Сопротивление или смерть». Что-то лютое должно быть в нейминге.
Энергии пациентов нужна ясность, хороший план, куда направить свою созидательную силу. Один человек беспомощен перед заболеванием и армией жуликов, которые хотят нажиться на его горе.
Чтобы добиться лечения, которое имеет от ранее неизлечимого заболевания люди должны объединиться. Сделать нечто такое, что никто не делал раньше. Пару слов из истории вопроса, а потом я скажу, что как «профсоюзы пациентов» поменяют всю медицину. Если чё, езжайте сразу в конец.
Потребность в обмене пациентским опытом между людьми с одним заболеванием стало основной причиной для создания пациентских организаций.
Одними из первых организаций такого рода стали организация анонимных алкоголиков, которая была создана в 1937 году в США и Диабетическая Ассоциация, созданная в Великобритании в 1934 году.
Такие организации предлагают безопасную и благоприятную среду для обмена опытом и советами. Десятилетия спустя, это остается важнейшей функции большинства организаций пациентов.
Однако, за почти 100 лет у ПО появились новые функции. Многие организации развили в себе правозащитную функцию (Patient advocacy), и представляют своих членов в общественно-политической сфере.
Происхождение понятия Patient advocacy, в его нынешнем виде, восходит к ранним этапам в исследовании и лечении рака в 1950-х годах.
В более широком смысле, деятельность по защите интересов пациентов выражаться в создании групп, совершенствующих законодательство для пациентов с различными видами болезней.
Для таких организаций по защите прав пациентов характерны некоммерческий статус и сосредоточенность на одном аспекте здравоохранения или конкретного заболевания. Эти организации, как правило, проводят сбор средств, организуют информационно-просветительские кампании и обеспечивают пациентов медицинской литературой и информацией.
Пациентские правозащитные организации борются за общественное признание своей болезни посредством кампаний по повышению осведомленности, скорость и эффективность которых революционизировалась благодаря современным медиа.
Политическое влияние пациентских организаций также выросло благодаря тому, что представители наиболее настойчивых организаций добились своего участия в органах власти и консультативных советах по вопросам политики в области здравоохранения.
Так во Всемирный день астмы 2011, в Великобритании запустили кампанию по повышению осведомленности с помощью онлайн-карты. Более 1800 людей с астмой поделились своими историями. Организация «Asthma UK» представила истории членам парламента во время приема, что позволило им обратить внимание парламентариев на серьезность астмы. На национальном уровне, многие пациентские организации работают с органами власти и здравоохранения.
В 2008 году французская Федерации ассоциаций пациентов с дыхательной недостаточностью или Фора (FFAAIR) разработала устав для пациентов, которые получают уход на дому. Созданный пациентами и для пациентов, он излагает права и обязанности по уходу на дому персонала и пациентов в целях обеспечения эффективного и качественного ухода.
Пациентские организации также играют все более важную роль в финансировании научных исследований и определении направлений, куда следует расходовать средства.
Нидерландский легочный фонд( www.longfonds.nl) начал вовлекать пациентов в научные исследования и в политику здравоохранения в 1997 году. В 2007 году Фонд создал специальный консультативный совет, состоящий из больных с заболеваниями органов дыхания.
Этот совет помогает в разработке стандартов медицинской помощи, различных руководств и переводит эти документы на язык непрофессионалов, а также установливает приоритеты в области исследований, разрабатывает критерии для оценки исследований с точки зрения пациентов, реализуеттнаучно-инновационную политику.
Появилось понятие «эксперт-пациент» или «эксперт в области опыта». Цель эксперта-пациента внести свой вклад в проведение исследований и здравоохранение, используя свой уникальный опыт – как человек, который не понаслышке знает о болезни.
Многими пациентскими организациями были разработаны протоколы и методологии, чтобы гарантировать готовность их членов участвовать в научных исследованиях и клинических испытаниях, а также обеспечивать безопасность пациентов там, где это необходимо.
The American Association of Multiple Enchondroma Diseases (AAMED)
The Ring Chromosome 20 Foundation (Ring20)
The Pachyonichia Congenita Project(PC Project)
Cystic Fibrosis Research, Inc. (CFRI)
Foundation for Ichthyosis and Related Skin Types (FIRST),
Parents and Researchers Interested in Smith Magenis Syndrome (PRISMS)
- эти пациентские организации не только оказывают поддержку пациентам и их семьям, но также вовлечены в различные исследования, проводимые Genetic Alliance Database.
CFRI, FIRST, and Ring20 сами раздают исследовательские гранты.
PRISMS, AAMED, and PC Project вовлечены в широкий спектр исследовательской активности, включая регистрацию и отбор пациентов и соединение их с исследователями и банками клеток.
Понятно, что нынешняя роль пациентских организаций стала результатом долгого развития гражданского общества. Прошли десятилетия пока сменилась гуманитарная парадигма и центром сборки здравоохранения в Европе и США стала не болезнь, а пациент.
А вот теперь смотрите, что должен сделать профсоюз пациентов. Он должен стать собственником данных о заболевании пациентов. Смотрите какой обман сейчас происходит. Больница выставляет счет пациенту и оказывает за это услуги.
Собранные данные госпиталь продает фармкампаниям или сам использует для получения прибыли. Больницы, при проведении клинических исследований, торгуют пациентами по 10000$ за душу.
С какого спрашивается хуя?! Вам уже заплатили за лечение! Отдайте данные! Мы сами их продадим. Мало того, наличие больших данных в руках самих пациентов ускорит проведение научных исследований.
Доктор не рассказывает пациенту, что существует медицинская наука. А именно пациенты обладают самым большим желанием вылечить болезнь, но не знают, что можно сделать.
Надо понимать контекст в котором сейчас находится пациент, врач, лечебное учреждение, органы государственного контроля.
Мы переходим к экономике знаний.
Здесь существует конфликт двух трендов. Первый, когда капиталисты могут продавать одну и ту же информацию бесконечное число раз, тем самым создавая себе невероятную прибавочную стоимость.
Второе, когда за счет энтузиазма людей, мы создаем бесплатные продукты для всех. Та же Википедия, будь она коммерческой стоило бы миллиардов 5 долларов.
Как ни одна коммерческая компания не смогла бы создать энциклопедию, на которую работают сотни тысяч людей, так и решение суперсложных задач в области медицины останется за некоммерческими организациями. Я прежде всего имею ввиду борьбу со старением.
При это, надо отметить, всяким Стенфордам и MIT еще предстоит путь раскаяния, за то что они превратились в абсолютно коммерческие фирмы
Михаил Батин, Mikhail Batin

Кто заплатит за долголетие?

А что сказали бы различные экономические школы о продлении жизни? Как бы они ответили на вопрос: «Кто заплатит за долголетие?» Что, если в центр экономической теории поставить не прибыль, а способность к существованию?

Современная экономическая мысль рассматривает рациональное поведение, как стремление к коммерческой выгоде. Давайте рациональней взглянем на рациональность и определим её, как желание остаться в живых, как можно дольше. Какие в этом случае мы получили рекомендации и прогнозы?

Поехали. Классическая школа. Возникшая во времена Наполеона она сказала бы, что ничего делать не надо, продление жизни сделает невидимая рука рынка. Люди по отдельности стремятся жить и все вместе они сформируют спрос. А тут и предложение подоспеет.

Классическая экономическая школа рассматривала субъектами экономики - классы. Рабочие, капиталисты и землевладельцы. Класс определялись по тому, какое отношение человек имеет к средствам производства.

Тогда, как мы выделим классы относительно долголетия? Можно, по отношению к ожидаемой продолжительности жизни. Молодежь, средний возраст и пенсионеры. Можно поделить людей на тех, чьи действия продляют жизнь другим людям (врачи, учителя, пожарные, ученые, фитнес-инструкторы), на тех, кто сокращает жизнь (производители и продавцы мяса, алкоголя, сахара, сигарет, чиновники) и тех, кто делают выбор. Такого рода подход потребуется, когда мы дойдем до бихевиоризма (анализа поведения).

Надо ли говорить, что классическая экономическая школа давно морально устарела и особо нам сказать ничего не может, кроме «ждите, всё будет».

Неоклассическая экономическая школа. Она бы утверждала, что дело не в том, что радикальное продление жизни дорого стоит, а в том, что не сформирован спрос достаточной силы.
Неоклассическая школа настаивала бы на создании государственных программ по продлению жизни человека. Неоклассическая школа исходила бы из того, что все люди рациональны и эгоистичны, соответственно будут действовать в пользу продления жизни. Соответственно госпрограммы возникли бы, когда сформировался спрос соответствующей силы.

Реализованный принцип Парето, о том, что мы должны приносить пользу одним людям, не причиняя при этом вреда другим, на практике мог бы превратиться в махровый биоконсерватизм. Собственно и сейчас избыточная осторожность просто тормозит прогресс биотехнологии. Девиз биоэтики: давай ничего не будем делать на всякий случай, даже, если все умирают.

Марксизм. Марксизм сказал бы: «Смотрите люди болеют и умирают! Ситуация катастрофическая, мы идем ко дну. Мы срочно должны всё поменять. Только мировая революция!» Маркс, а не Пастернак, написал бы: «Вся история человечества, это история борьбы со смертью». Центром этого учения было бы соответствие между уровнем развития технологий продления жизни и возможностью их использования. Было бы заявлено о необходимости революции долголетия в научно развитых странах, таких, как США, Япония, Англия, Германия.

Анархисты бы сказали, что бессмертие создадут социальные сети, в противовес государственной политике.

Ленинизм. Давайте убъём всех, кто против продления жизни. Они же сами не хотят жить и нам не дают.

Социализм. Давайте сначала увеличим продолжительность жизни бедных людей, обеспечим им доступ к высококачественным медицинским услугам.

Предложение девелопменталисткой традиции было бы в организации большого числа биотехнологических стартапов, которые постепенно закрыли бы всю отрасль.

Самым крутым экономистом в 20 веке считается Джон Мейнард Кейнс (1883 – 1946) Собственно он и основатель Кейсианской Ему принадлежит фраза, что «в долгосрочной перспективе мы все мертвы». Мысль была в том, что давайте немедленно решать экономические задачи.
Думаю, он бы предложил настаивать на государственной поддержке фармацевтических гигантов и крупных госпиталей, чтобы те больше действовали в пользу исследований механизмов старения.

Бихевиоризм также, как и мы с вами, считает, что человек довольно сильно иррационален. Люди ограничены в способности обрабатывать и анализировать имеющиеся сведения. Мы мыслим ни логически, а эвристически, то есть интуитивно, стереотипами. Например, журнал Nature всегда печатает непреложную истину.
При этом люди ищут хорошие, но не лучшие решения. Соответственно, идея оставаться в живых максимально долго проигрывает просто хорошим идеям, таким как вкусно поесть вечером.

Именно бихевиоризм предложим бы искать эмоциональное решение в области формирование спроса на сверхдолгую жизнь. Думаю, предложение с его стороны – глобальный Ice Bucket Challenge в пользу борьбы со старением, но и в целом массовая пропаганда.

Можно и дальше продолжить. Этим постом я приглашаю к увлекательному разговору о том, а что если мы несколько пересмотрим базу всех экономических теорий и основным благом будем считать не деньги, а время?

Как будет выглядеть трансгуманистический взгляд на экономику, когда наш интерес будет не ВВП на душу населения, а ожидаемая продолжительность жизни?
Михаил Батин, Mikhail Batin

Как бросить курить?

В начале этот пост назывался: "Как бросить курить?" Хотя, он во многом и том, как некурящим помочь курящим людям.

Прочтите этот текст и всегда читайте его, пока не бросите. Я дам вам ясный рецепт, как бросить курить.

Никогда не сдавайтесь. Просто не сдавайтесь. В конечном счёте вы победите. Хотя бы потому, что те, кто бросил, утверждают, что это было не так уж и сложно, как казалось в начале. Переставших курить десятки миллионов человек. Всё-таки это не так трудно, как кажется.

Знаете, почему вы курите? Потому что за это заплатили табачные лоббисты. Уже давно бы никто не курил, если бы чиновники не получали взяток от продавцов сигарет. Сигареты было бы негде купить, они стоили бы баснословных денег. Везде было бы нельзя курить, и повсюду были бы программы помощи.

Вы только вдумайтесь, что кто-то наживается на том, что вы получите рак гортани или разрыв аорты?!

Бронхит курильщика и ранние морщины у вас уже есть. Потому что на этом заработали люди из Philip Morris. Понимаете, есть очень конкретные люди, которые тратят миллионы на маркетинг, чтобы вы курили. Дальше дело пойдёт ещё хуже: рак легких, импотенция, ранняя менопауза.

Вы всё время будете человеком, от которого воняет куревом. Где бы вы не были, от вас будет идти запах, запах того, что вы идиот, потому что убиваете себя. В современно мире тот, кто курит - чистый аутсайдер. Курение - самая плохая визитная карточка.

При этом вы жертва компании British American Tobacco, которая платит всем деньги, чтобы заработать на вашей смерти.

Итак, что делать? Первое, надо будет понять, что, когда вы будете не курить, против вас начнёт работать ваш мозг. Мозг будет всячески придумывать, почему выкурить одну сигаретку - это нормально.

Из-за курения в башке сформировался нейтральный кластер, который действует в пользу сигарет. Если вы не будете курить, он будет распадаться и меньше влиять на вас. Считайте, что у вас в голове опухоль, которая требует курения.

При этом приступы от не курения длятся не больше 30 секунд. Можете просто считать или глубоко дышать. Проблема не в болезненности приступа, а в том, что сигаретная опухоль захватывает контроль над вашим сознанием. Проблема в том, что, на короткое время, вы начинаете неправильно думать. Думать, что можно покурить. Сигаретной опухоли нужна сигарета, иначе она сдохнет. Короче, или вы, или она.

Один из аргументов сигаретной опухоли: всё равно же умрете, зачем лишать себя удовольствий? Несколько лет в старости ничего не значат по сравнению с удовольствием здесь и сейчас.

Во-первых, сигареты скорее всего отнимут у вас 20-30 лет. Вдруг за эти годы придумают лекарство от старости? А вы просто тупо умерли и не дождались. Могли попасть в 22 век, а попали к могильным червям, только потому что не потерпели 10 раз по минуте приступы нехватки никотина.

Второе. Пользуетесь современной фармакологией. В мире есть учёные, которые сидят и придумывают лекарство от курения. На какой бы такой правильный рецептор подействовать, чтобы вы бросили? Они кое-что нашли. Это Табекс! Воспользуйтесь этим лекарством.

Аллан Карр убедил миллионы людей просто книгой бросить курить. Теперь у вас есть книга плюс лекарство. Все книги по бросанию курить хороши. Мне ещё понравилась "Я больше не курю!" Роберта Уэста.

Тем не менее, начинайте принимать Табекс, и вам будем очень легко переносить отказ от курения.

Третье слагаемое успеха. Вам потребуется друг.

В первые три дня сигаретная опухоль попытается дезориентировать вас, и кто-то в этот момент должен выступить в роли вашей совести.

Это может быть коллега по работе, с кем вы поспорили на 1000 долларов о том, кто дольше продержится без сигарет. Отлично подойдёт подружка, которая не выносит запах сигарет. Идеальный вариант: психиатр, который запер вас на 3 дня в помещении, из которого не выбраться.

В контексте сигарет все люди вокруг вас делятся вольно или невольно на два типа. Одни, которые против того, чтобы вы курили, и говорящие вам об этом - ваши настоящие друзья. Другие, которые говорят вам, что вы уже столько раз бросали и больше не стоит и что вы такой раздражительный, когда не курите - это ваши враги, которые способствуют вашей смерти.

Курящий человек - человек больной, попавший в ужасные обстоятельства против своей воли. Он нуждается в помощи. Помогите ему добрым словом или ругаясь.

Нельзя переставать верить в человека. Это в принципе помогает ему жить. Сообщите тому, кто курит, что верите в него, в то, что он бросит. Можете сообщить, что не верите, что он бросит, пойдите на военную хитрость. Главное не оставляйте его на растерзание Донского Табака.

Курящим неприятен разговор о курение, но мы боремся за их жизнь. Мы тоже должны не сдаваться. Мы снова и снова будем спрашивать курящего: что и когда они собираются предпринять, чтобы бросить курить? Требуйте от них назвать сроки в течении недели и что именно они собираются сделать против курения.

Да, теперь скажите мне, если вы курите, что собираетесь предпринять против этого в ближайшее время?
Михаил Батин, Mikhail Batin

Перевод интервью Чёрча

Первая фаза исследований (GDF, миостатин) по обращению старения человека в течении года или двух. Джордж Чёрч обсуждает как недорого омолодить всё тело.

Новая цель — обратить старение не только животных, но и людей. И обращение старения необходимо, поскольку значительные возрастные нарушения уже произошли у многих людей из-за изменений профиля экспрессии генов.

Паттерны экспрессии генов меняются с возрастом. Это влияет на скорость старения индивидуумов и то, какими старческим болезнями они, вероятно, заболеют. Но инновационные методы редактирования генов, основанные на уникальной технологии, названной CRISPR (clustered regularly interspaced short palindromic repeats — короткие палиндромные повторы, регулярно расположенные группами) теперь будут использоваться как терапия, обращающая старение человека.

Журнал "Продление жизни" отправил биогеронтолога доктора Грегори М. Фэхи в Гарвардский университет взять интервью у доктора Джорджа Чёрча - ведущего разработчика передовых техник CRISPR. Доктор Джордж Чёрч рассказал о замечательных возможностях трансформации старения человека, которые могут открыться быстрее, чем многие могут представить.

Первая фаза исследований по обращению старения человека возможна в течении года или двух.

Фэхи: При использовании наиболее подходящего для вмешательства пути, через какое время испытания на людях станут возможными?

Чёрч: Я думаю, это может произойти очень быстро. Получение полного разрешения может занять годы, но для получения разрешения на первую фазу исследований понадобится не больше года. Исследования GDF11, миостатина и др. уже ведутся на животных, как и значительное количество исследований CRISPR. Я думаю, что мы увидим первые исследования на человеке в течении года или двух.

Фэхи: Вы можете сказать какие это будут исследования?

Чёрч: Я помог основать компанию под названием Editas, которая нацелена на основанные на CRISPR терапии редактированием генома в общем. Некоторые из них будут направлены на редкие детские болезни, а другие, надеюсь, - на старческие болезни. У нас также есть компания, сфокусированная конкретно на обращении старения, которая будет проводить испытания этих терапий на животных и человеческих моделях.

Обсуждение с Джорджем Чёрчем обращения старения клеток восстановлением юношеской экспрессии генов.

Фэхи: Если старение вызвано изменением экспрессии генов, то возможность контроля экспрессии генов с использованием технологии CRISPR может иметь чрезвычайное значение для будущего старения человека. Почему вы думаете, что старение может быть, по крайней мере частично, вызвано изменением экспрессии генов?

Чёрч: Мы знаем, что в человеческом теле есть клетки, которые разрушаются с возрастом, и мы имеем возможность превратить их обратно в молодые. Это значит, мы можем эффективно сбросить таймер на нуль и поддерживать размножение этих клеток так долго, как мы хотим. Например, мы можем взять старые клетки кожи, время жизни которых ограничено, и превратить их в стволовые клетки (которые могут превращаться в клетки других типов), а затем обратно в клетки кожи. В результате такого превращения туда-обратно клетки кожи становятся как у младенца. Как если бы мои 60-летние клетки стали годовалыми клетками. Есть ряд маркеров, связанных со старением, и они все сбрасываются к молодому возрасту.

Фэхи: Это фантастика. Значит ли это, что обращение старения клеток кожи лица позволит вам омолодить всё лицо?

Чёрч: Если сделать омоложение на молекулярном уровне, это не значит, что омолодится всё остальное. Так, например, если у меня на лице шрам, не обязательно он рассосётся (хотя теоретически это не бесспорно). Но мы можем обратить тенденцию ваших клеток (и, следовательно, всего вашего тела) к разрушению, когда вы достигнете ожидаемой продолжительности жизни.

Как быстро обнаружить и начать корректировать неизвестные на данный момент причины старения на генетическом уровне.

Фэхи: Если старение вызвано изменениями экспрессии генов, и эти изменения обратимы, то нам нужна возможность найти все важные изменения экспрессии генов, связанные с возрастом, настолько быстро, насколько это возможно. Как это сделать?

Чёрч: В результате экспрессии генов в каждой клетке есть специфические РНК и белки, и они могут быть изучены. Не обязательно определять каждую РНК в отдельной клетке, чтобы понять эту клетку, но можно разработать, и мы фактически разработали новый метод, которым это можно сделать: увидеть все десятки тысяч РНК отдельной клетки одновременно, а также РНК соседних клеток. Так что сейчас мы можем увидеть как различные клетки взаимосвязаны друг с дружкой в контексте. Этот новый метод, называемый флуоресцентное секвенирование in situ, или FISSEQ, позволяет пересчитать все РНК в клетке, одновременно считая все РНК в соприкасающихся с ней клетках. Дополнительно, определяются 3D координаты каждой молекулы РНК в каждой клетке.

Фэхи: Это невероятно. Как использовать этот метод для поиска изменений, связанных со старением?

Чёрч: Предположим, есть 2 разных типа клеток, и нам нужно узнать какие состояния экспрессии генов делают их отличными друг от дружки. Мы можем сначала сравнить две клетки, используя FISSEQ, чтобы определить различия в экспрессии генов между ними. Затем мы можем выбрать определённые различия, которые по нашему мнению определяют тип клеток, и изменить экспрессию этих определённых генов в одной или обеих клетках, используя, например, CRISPR, и посмотреть, превратятся ли они в клетки другого типа. Даже если с первого раза не получится всё как надо, можно много раз пытаться угадать важные РНК и менять их до тех пор, пока не получится нужный результат.

Тот же подход можно применить к любой паре клеток. Сравнивая старые клетки с молодыми, мы можем выяснить, что делает старую клетку старой, а молодую — молодой.

Фэхи: Фантастика.

Чёрч: Одна из проблем с изучением роста и старения в том, что оно занимает много времени. Но если мы знаем эпигенетическое состояние всех этих различных клеток, не важно на сколько лет различается их возраст, за несколько дней можно перепрограммировать клетку и воспроизвести эффекты десятилетий медленных изменений в теле, или обратить эти эффекты. Так что, в принципе, мы можем превратить молодую клетку в старую или старую в молодую, потому что единственное различие между ними - эпигенетическое, или в экспрессии генов.

Фэхи: Какие ещё есть пути для определения значительных генетических целей для вмешательства в старение человека?

Чёрч: В основном, есть четыре хороших пути поиска ключевых генетических целей.

Во-первых, мы можем рассмотреть гены, лежащие в основе индивидуальной изменчивости таких характеристик, как малый риск вирусных инфекций, диабета, остеопороза, и т. д. Самым крайним примером здесь могло бы быть сравнение нормальных людей со сверхдолгожителями, которые дожили до 110 лет и старше. У них могут быть гены, которые достаточно найти даже у малого числа людей, или даже у одного человека.

Есть сотни генов, имеющие малое влияние, но далеко на конце колоколообразной кривой что-то вроде мутации в обеих копиях гена миостатина, или пониженное/повышенное выделение человеческого гормона роста. Гены, имеющие гигантский эффект, полностью доминирующий над малыми влияниями среды и других генов — те гены, которые следует искать.

Второй путь поиска лучших генетических целей — выбор из открытий, сделанных в исследованиях GDF11 и TFAM, о которых мы говорили ранее.

Третий путь — использовать специализированную высоко геномную стратегию, например менять тысячи генов один за другим, чтобы увидеть, блокирует ли старение одна из этих мутаций, или использовать метод FISSEQ, который мы обсудили ранее.

Четвёртый путь определения значительных генетических целей — сравнить близкородственных животных, одно из которых стареет намного медленнее другого (например, голых землекопов с крысами).

Не важно где найдётся ключ к разгадке, не придётся волноваться о слишком большом количестве гипотез. Можно просто использовать CRISPR для активирования или блокирования гена-кандидата и искать биомаркеры обращения старения, которые мы обсудили ранее. Идея в том, чтобы посмотреть, имеет ли это изменение влияние или нет, и действует ли оно совместно с другими, влияние которых обнаружено ранее.

Фэхи: Так что если мы увидим что-то необычное или провоцирующее у сверхдолгожителей, мы сможем сделать такое же изменение в нормальной человеческой клеточной линии и наблюдать, проявится ли характеристика долгожительства.

Чёрч: Да.

Фэхи: Я слышал от Джеймса Клемента, который получает финансирование совместной с вами работы над генетикой сверхдолгожителей от Фонда продления жизни, что вы даже можете взять образцы экспрессии генов сверхдолгожителей, ввести их в мышь и посмотреть, будет ли мышь стареть медленнее.

Чёрч: Правильно. В нашей программе будет сбор образцов из четырёх различных источников и испытание их сначала на человеческих клетках. Начиная прямо с человеческих клеток, мы не потратим годы на работу с мышами, что довольно дорого, только чтобы выяснить, что на людей это не действует. Мы можем провести более дешёвое и значимое исследование человеческих клеток, подтвердить его на мышах, затем проверить на бóльших животных, и после этого — на людях. Я думаю, что переход от человеческих клеток к мышам, а затем обратно к людям сэкономит нам время и деньги. Множество человеческих систем тестирования клеток становятся лучше и лучше, такие как «органы на чипе» или органоиды, которые больше и больше приближаются к биологии in vivo.

Осуществимость применения технологии CRISPR ко всему телу.

Фэхи: Чтобы обратить старение человека, технология CRISPR должна быть применена ко всему телу, а не к клеткам в пробирке. Насколько осуществимо применение технологии CRISPR к целому телу?

Чёрч: Генная терапия может быть основана либо на манипуляциях ex vivo, при которых клетки извлекают из тела, генетически модифицируют, и возвращают в тело, либо на методах in vivo (в теле), в которых, например, модифицированный вирус может быть использован для доставки пакета генов во многие клетки тела. Каждый из этих методов имеет преимущества и недостатки.

Есть вирусные и не-вирусные системы доставки, которые могут использоваться, чтобы доставить CRISPR конструкции, которые выйдут из кровеносных сосудов и проникнут в ткани. Система доставки может содержать CRISPR плюс направляющую РНК плюс донорскую ДНК, или может просто состоять из CRISPR, направляющей РНК и активатора белка, и т. п. Будь метод доставки вирусным или не-вирусным, общая масса приспособления для редактирования генов, подлежащего доставке, должна быть значительной. Но торопиться некуда, можно доставлять их медленно.

К счастью, есть способы производства биологических материалов по цене грязи. Цены на такую продукцию, как древесина, и даже еда и топливо, примерно в диапазоне доллара за килограмм. Если мы подобным образом сможем произвести килограмм вирусной системы доставки и загрузить в неё CRISPR, она может получиться достаточно недорогой, чтобы применить её ко всему телу.

Фэхи: Да, килограмма может быть много! Так, вирусная система доставки содержит ген для CRISPR, отдельный ген для направляющей РНК, и т. д. Когда она доставляет эти гены в клетку, клетка вырабатывает результирующие белки и нуклеиновые кислоты, и все компоненты просто собираются сами по себе в клетке, правильно?

Чёрч: Да.

Фэхи: Какая система доставки CRISPR лучшая?

Чёрч: Аденовирусы (AAV) — сейчас одна из наиболее предпочтительных систем доставки потому, что их легче заставить направиться в другие ткани кроме печени (где оказываются многие другие системы доставки). Это - открытое поле для находок. Оно быстро развивается, и революция CRISPR сделала его ещё более желанным полем для исследований.

Конкретные возможности для обращения старения человека TFAM: оставаться энергичным бесконечно.

Фэхи: Есть несколько очень захватывающих историй о вмешательстве в старение в наши дни. В 2013 Лаборатория Синклера в Гарварде выступила с открытием, что старение митохондрий (которые производят энергию в клетках) вызывается в значительной мере снижением концентрации одной специфической молекулы в ядре клетки: окисленной NAD (NAD+).

Они показали, что могут корректировать старение митохондрий просто давая старым мышам никотинамид мононуклеотид (NMN) — витаминоподобное вещество, которое может быть преобразовано в NAD+, одну неделю. В результате произошло феноменальное общее омоложение, включая обращение признаков мышечной атрофии, воспаления и инсулинорезистентности. Теперь ваша лаборатория показала, что есть очень волнующая генно-инженерная альтернатива, включающая TFAM (фактор транскрипции А, митохондриальный). Почему TFAM важен, и что вы с ним сделали?

Чёрч: TFAM — ключевой регуляторный белок в пути NMN и NAD+. Он позволяет клеткам самим производить предшественник NMN, так что его не приходится изготавливать вне клеток и пытаться вводить в клетки. В идеале, вы не захотите, чтобы вам пришлось принимать NMN всю оставшуюся жизнь, вы захотите, чтобы тело приобрело способность само вырабатывать собственный NMN, чтобы омолодиться по крайней мере на несколько десятилетий, в течении которых не придётся снова беспокоиться об NMN. Чтобы достичь этого на уровне одной клетки, мы использовали CRISPR, чтобы активировать TFAM активатор, и сделали его полу-постоянным.

Фэхи: С помощью этой техники вы смогли увеличить уровни TFAM в 47 раз. Это привело к восстановлению уровней АТР, увеличению NAD+, и увеличению соотношения NAD+/NADН. Это также увеличило общую массу митохондрий и обратило несколько других возрастных изменений.

Чёрч: Да. У нас есть множество способов измерения функций митохондрий и возрастного снижения этих функций. Когда мы активировали TFAM, эти изменения вернулись к тем, какие можно было ожидать от более молодого состояния клетки. И мы встроили эту антивозрастную способность в клетку, так что она самообновляется и исключает нужду в приёме таблеток или инъекций.

Источник (оригинала) - Фонд продления жизни. Автор: Брайан Вонг, 14.06.2016.

Источник (англ.) - "First phase 1 human aging reversal trials (GDF, Myostatin) in a year or two and George Church discusses how to affordably rejuvenate the whole body" http://www.nextbigfuture.com/2016/06/first-phase-1-human-aging-reversal.html

Михаил Батин, Mikhail Batin

Где игла бессмертия?

Продление жизни слишком ответственное дело, чтобы его можно было доверить ученым. А точнее людям, которые себя за них выдают.

Например, в России Академией Наук устроена разнообразная система званий, должностей и прочих оранжевых штанов, чтобы допустить к деньгам людей лояльных, системных, ну и бездарных соответственно. К чертям из ФАНО (типа министерство имущества науки) это тоже относится.

Собственно дела не очень обстоят не только в России. Дай ученому грант 50000 долларов, он будет его тратить на написание заявки на грант на 200000 долларов. Научные журналы превратились в адскую машину тщеславия. Индекс цитирования, индекс цитирования, индекс цитирования. Вся жизнь научного сотрудника: писать заявки и отчеты за деньги. Мало денег, горы бумаги.

Никто никому с такой бюрократией жизнь не продлит, когда требуются масштабные, смелые, оригинальные решения.

Собственно говоря, а какие именно ученые должны решить задачу? Какая наука должна продлить жизнь человеку? Не думаю, что легко назвать правильный ответ. Конечно, потребуется огромное количество знаний относящихся к разным сферам, но что будет локомотивом?

Драйвером перемен будет та наука, которая изучает поведение человека с точки зрения отношений между его целями и ограниченными средствами, допускающими альтернативное использование.

Да, это неоклассическое определение экономикс. Цели, средства, возможности – вот на что мы должны повлиять в первую очередь.

Сколько не пиши заявок на гранты, халвы больше не станет. Финансирование молекулярной биологии не является предметом исследования молекулярной биологии. Грантовая система – матрица, оптический обман, создание ощущения мира науки.

При этом сами ученые-биологи очень крепко надеется на капитализм, рассчитываю, что вот-вот прискачут всадники большой фармы и скажут: «нам интересно».

Представляете, ученые искренне верят в невидимую руку рынка? Реально. В невидимую, необъяснимую хрень. Которую придумал, бог знает когда живший, Адам Смит. Ученые соседних наук то не читают.

Никакой не рынок, а протекционизм, что во время Адама Смита, что после, привел Великобританию и США к процветанию. Ничего теория невидимой руки предсказать не смогла и поэтому надеяться на неё смехотворно.

Капитализм – общество построенное вокруг прибыли. Получение, распределение, обсуждения. Цель – деньги. Поэтому так извращенно выглядит разговор про экономику долголетия, как разговор, что давайте убедим государство, что это экономически выгодно.

Мы не поэтому спасаем жизнь человека. А потому что абсолютизируем ценность жизнь.

Борьба со старением – это слом приоритетов. Жизнь ставится на первое место. Понимаете, это уже не капитализм. То есть для радикального продления жизни мы должны постепенно создавать другое общество. Можно как угодно это называть: мир ученых, эффективный альтруизм, рационализм, трансгуманизм.

Должен в каком то месте восторжествовать здравый смысл. Понимаю, звучит более фантастично, чем продление жизни на миллиард лет.
Тем не менее, социальные сети наращивают свою мощь, именно от них мы ждем объединение людей против смерти.

Наивно полагать, что капиталистические компании будут тратить деньги с невероятно высоким риском или с гарантированным убытком. В продлении жизни, нужно финансировать именно фундаментальные исследования. Причем масштабно. Не фармкампании заинтересант подобных экспериментов, а сами люди, которые стареют.

Мы часто слышим от инвестор, что в старении нет хороших идей. Вот они такие ждут, когда им принесут на блюдечке с голубой каёмочкой хорошие проекты. Старуха с косой им принесет.

Время то уходит. Понимаете это не важно в какой стадии у нас готовность лекарства от старости. Надо начинать с любой, если, мы, конечно, собственную жизнь ценим больше, чем деньги.

Довольно глупо в современно мире умереть обеспеченным человеком. Это означает, что вы упустили множество возможностей противостоять смерти. Цель же капиталиста – капитал, даже если он сам уже на грани гибели. Есть в этом какой-то налет шизофрении.

Михаил Батин, Mikhail Batin

Идём простым логическим ходом

В который раз, в который раз я хочу рассказать логику, в рамках которой действую.

Тезис первый. Научному сообществу понятно, какие эксперименты и клинические испытания нужно провести, чтобы продлить жизнь человеку. Уменьшаем воспаление, подавляем активность транспазонов, активируем аутофагию и репарацию ДНК. Еще два листа текста с подобными предложениями, что не суть. Суть в том, что это толком нигде не описано.

Тезис второй. Необходимо увеличить масштаб исследований. О том, как это сделать, существует набор идиотских советов, типа надо пойти в правительство и прочая абстрактность.

Больше всего мне нравится рекомендация заработать на лекарстве от старости. Так-то надо сначала фундаментальные исследования провести. На эту тему я тоже много раз писал, короче, в этом месте нужен хороший план и люди, способные его осуществить.

Из этих двух утверждений следует простой и элегантный вывод. Нам нужно написать стратегию победы над старением и реализовать её.

Сейчас нудно перечислю, что она должна содержать. Рассказ про генную терапию старения и необходимые эксперименты. Геропротекторы, будь они неладны, может они вообще не работают, но надо проверить.Я бы запихал туда исследование сна. Про микробиоту, продляющую жизнь.

Еда с заданными свойствами - народ любит про еду, и еда людям ближе и понятней, чем микробиота, хотя столоваемся мы вместе. Диета, имитирующая голодания. Апгрейт иммунитета. Искусственный интеллект, работающий на бессмертие человека - это может оказаться главным. Всякие лоббизм, пиар, шоу и прочие социальные сети. Можно про персональную науку.

Даже это сделать стоит 250 – 500 тысяч долларов, так как нужна всякая аналитика из Гарварда, американские соавторы и поездки на конференции. В прошлом году мы собрали 60 тысяч, написали корпус текстов, 2/3 выкинули по причине болезненного перфекционизма. Без второго раунда не обойтись.

Инвестор же хочет купить недооцененный актив. Типа на второй стадии клинических испытаний комплекс терапий, убивающих сенесцентные клетки и омолаживающие нишу стволовой клетки. Загнать это большой фарме за триллион долларов, и всё в ажуре.

Разговор о том, что нужно строить сложные коллаборации с фокусом на открытость науки, воспринимается как белый шум. Признать старение заболеванием тоже стоит денег. Но кто такое будет финансировать?

Когда мы начинаем говорить про общественные изменения, мы вступаем в лес дикого волюнтаризма. Пиши, что хочешь, бумага стерпит любой креатив. Мы хорошо отличаем причины от поводов в исторической ретроспективе, только наперед сказать достоверно мало что можем.

Это я к тому, что описывать социальные изменения и проводить их в жизнь требуется одновременно. А то мы утонем в прожектерстве.

Идей здесь тьма, их отличительная особенность - все они затратны, и никто не гарантирует, что повесишь ролик на Ютубе и на тебе фурор и торжественный прием.

Если я прямо сейчас скажу, что нам, единомышленникам, надо объединиться, то от банальности такого предложения может стошнить. Тем не менее.

Здесь свои сложности. Оказалось, что сторонники радикального продления жизни либо нищие, либо сильно загружены, либо уже имеют свой хороший план. В основном всё одновременно. Плюс трансгуманистическая среда как-то построена на элементах ненависти и высмеивания друг друга.

Сам я также принадлежу к числу людей, которые считают: «Никто ничего не понимает, только я всё понимаю, слушайте меня, и мы всё сделаем хорошо». Но! У меня есть доказательство для всех коллег.

Во-первых, наличие здоровой самоиронии. А во-вторых, берёте Word и пишите текст прекрасней, чем этот, про то, куда и как идти в продлении жизни. Вуаля! Желтая майка лидера ваша. Точнее, футболка. Кстати, тоже проект: всем, кто что-то сделал крутое в тг-движении, подарить желтые футболки.

Разговор про лидера также может оказаться принципиальным. В конечном счете, всё пока решает человеческий фактор.

Что может выступить цементом для объединения? Клинические испытания терапий против старения (сначала просто маркеров), кампания типа Ice Bucket Challenge, только в пользу продления жизни и научно-популярное шоу.

Если у вас напрашивается вопрос, а где же здесь фундаментальные исследования долголетия, просто бросьте читать этот текст. Мы слишком разные и не подходим друг другу. Мне не удалось вам доказать, что финансирование науки зависит от того, как ведут себя неформальные представители избирателей. Кстати, я говорю о действиях, которые должны быть прежде всего развернуты в США и Европе. А что Китай? Про Китай я ничего не знаю. Мне бы съездить туда, да понять, что происходит. Или заполучить китаиста в волонтеры.

Законным был бы вопрос о том, а не упрощаю ли я? Можно ведь рассмотреть и другую тройку. Признание старение заболеванием, серийный краудфандинг комбинаций геропротекторов на старых мышах и 1000 презентаций про трансгуманизм по всему миру. Собственно, сейчас трансгуманист не трансгуманист, если он не провел свой краудфандинг.

Я вижу всё многообразие задач и то, что их сотни. Не стоит противопоставлять их. Работаем, исходя из найденных ресурсов.

Можно долго рассуждать, как замечательно было бы создать потребкооператив на смарт-контрактах для блокчейна, управляемый Искусственным Интеллектом в пользу бессмертия, но кому это всё делать-то?

Соответственно, уникальный способ привлечения людей – фундамент перемен. Пусть будет соревнование, кто больше ангажирует людей в борьбу со старением.

В этом месте я сам до конца не определился: стоять ли мне на площади и кричать «Идите все сюда!» или подначивать других «Где же ваши люди?»

Давайте действовать по плану А. У меня есть сайт с анкетой про волонтеров. http://volunteers.againstaging.org/ Плюс 2 июля можно повидаться на эту тему.

Если вы за радикальное продление жизни и согласны с ходом рассуждений, то записывайтесь. Если вы за радикальное продление жизни, но не согласны с ходом рассуждений, то представьте свои. Если вы против продления жизни - идите в жопу.

Как только мы загрузим всех работой, наш паровоз полетит побыстрей. По случаю, звучит песенка волонтеров. Все совпадения не случайны: https://www.youtube.com/watch?v=q1Y6bI-TyWU