Человечество+ (m_batin) wrote,
Человечество+
m_batin

Симпозиум Scripps по биологии старения. День первый



Первый день конференции был полон сенсаций. В целом настроение можно передать фразой: мы начали разбираться в деталях долголетия и обнаружили новый океан уточнений.

Пожалуй, самым популярным уточнением стала разница между мужчинами и женщинами. Оказалось, то, что помогает мужчинам, совсем не помогает женщинам, да и вообще старение у них разное.

Например, акарбоза почти не эффективна для самок, но эффективна для самцов, как и 17-эстрадиол и аспирин, а вот экстракт зеленого чая, наоборот, значительно лучше работает на самках.

Поразительно здесь то, что почти не оказалось геропротекторов, которые действовали бы и на самцов, и на самок. Даже рапамицин, хоть и продлевает жизнь обоим полам, но самках всё же эффективнее. Но проблемы ещё шире.

Что-то может действовать только на мышей, но не на крыс. Для каких-то веществ геропротектороной будет только определенная доза, которую кроме как эмпирически подобрать невозможно. Обо всём этом говорили и Рэнди Стронг, и Брайен Кеннеди, и Стивен Остад, и Томас фон Зглински.

Последний в поисках геропротекторов у мышей проанализировал все испытания инсектицидов, проведенные в Англии, и выявил потенциальный митогорметик бифенозат.

Особо выделялись доклады:

Джуди Кампизи, которая успешно сокращает все побочные эффекты химиотерапии (в том числе и возможные метастазы!), убивая сенесцентные клетки. При этом указывая, что за последнее время обнаружилось, что сенесцентные клетки могут быть и полезны, но только в эмбриогенезе и при заживлении ран.

Эми Вагерс которая озвучила два фактора, которые по видимости приводят к омоложению при разновозрастном парабиозе. Это GDF 8 и GDF11 – причем интересно, что эти молекулы отвечают за рост мышц и костей.

Но хедлайнером первого дня стал Дмитрий Гудков, который рассказал о принципиально новом состоянии клеток — «пресенесценс». Вот в чем дело: если облучить мышей в огромных дозах (больше 10 Гр) и пересадить им костный мозг (чтобы они не умерли сразу), то, как ни странно, они проживут довольно долго.

То есть, несмотря на то, что все клетки в их организме поражены, они могли жить сопоставимую продолжительность жизни, а через 8 месяцев после облучения их индекс качества жизни оказался даже лучше, чем у необлученных животных.

Вся фишка в том, что поврежденные клетки мезенхимальных тканей даже не начали реагировать на повреждения. Пока их не стимулируют к делению они так и находятся в этом вновь открытом состоянии «пре-сенесценса», которое ничем не отличается от нормального, кроме как тем фактом, что геном поврежден, как решето. Если побудить эти клетки к делению – они сразу же переходят в состояние сенесценса и тут же начинают травить организм воспалительными и прочими молекулами.

Для активации перехода из пре-сенесценса в сенесценс достаточно покормить мышь жирной пищей. Три недели такой диеты и все облученные мыши умирают, при том что контрольные просто становятся немного упитаннее.

Пока об этом состоянии можно услышать только на конференциях, но уже сейчас понятно, что примерно то же самое происходит, когда после химиотерапии люди быстро начинают набирать вес и это заканчивается новыми осложнениями и сокращением жизни. Таким образом представлено новое биологическое объяснение – почему после химиотерапии не стоит переедать.

При этом остается открытым вопрос, озвученный Обри ди Греем: в каком количестве такие пре-сенесцентные клетки присутствуют в обычном старении человека и как же всё-таки их обнаружить?





Tags: aging, biology of aging, geroscience, scripps, scripps florida symposium
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments