?

Log in

Стратегии и препятствия на пути проведения клинических испытаний, направленных на терапию старения человека.

Проведение клинических испытаний, связанных с исследованием фундаментальных процессов старения, встречает на своем пути множество препятствий.

В связи с этим финансируемое NIH Общество геронтологии предлагает ряд мер, которые позволят их преодолеть посредством определения ассортимента разрабатываемых препаратов и основных принципов проведения клинических испытаний для тестирования этих препаратов.

На сегодняшний день появляется все больше препаратов, позволяющих увеличить продолжительность жизни, которые продемонстрировали свою эффективность в опытах, проведенных на лабораторных грызунах в ходе многоцентрового исследования, проводимого в рамках (не) Интервенционной Программы Испытаний (ITP) Национального Института Старения (NIA), в список которых входят рапамицин, акарбоза, аспирин, 17-α-эстрадиол и нордигидрогяретовая кислота.

Кроме того, показали свою эффективность в продлении жизни препараты, тестируемые в рамках Интервенционной Программы Испытаний, такие как метформин, два вещества -активатора сиртуинов, ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента и блокаторы рецепторов к альдостерону (ARBs).

Разрабатывается множество молекулярных агентов, способных воздействовать на клеточные процессы, непосредственно связанные с фундаментальными механизмами старения.

В связи с этим возникает острая необходимость в создании стандартизированного ряда препаратов для проведения доклинических испытаний, которые будут иметь решающее значение для определения методов оценки результатов, установления дозировок и панели биомаркеров, а также изучения безопасности препаратов.

Также было описано множество других типов немедикаментозных вмешательств, применение которых позволило либо задержать возрастные изменения, или увеличить продолжительность жизни, что было показано в модельных исследованиях на грызунах.

В данном обзоре кратко будут рассмотрены некоторые наиболее перспективные агенты, обнаруженные при проведении исследований на животных и человеке, с особенным вниманием будут рассмотрены препараты, уже одобренные для применения на человеке.

Метформин

Применение метформина – лекарства, используемого для лечения сахарного диабета, доказало, что этот препарат способен влиять на процессы старения в организме.

Его применение позволяет снизить уровень продукции в печени глюкозы, снижая ее уровень в крови, а также увеличивая эффективность действия инсулина.

Как показывают проведенные на животных исследования, прием метформина способствует снижению уровня окислительного стресса и воспаления, что ведет к существенному продлению жизни.

Клинические испытания метформина, проведенные на людях, также демонстрируют снижение принимающих его у пациентов риска развития сердечнососудистых заболеваний и рака, как и повышение выживаемости у больных раком.

Применение метформина в рамках антираковой терапии сегодня вызывает все больший интерес, что выражается в росте числа клинических испытаний, проводимых по данной тематике.

В целом, данные об эффективности метформина, полученные в результате клинических испытаний на людях и лабораторных исследованиях, делают его главным кандидатом для проведения клинических испытаний в качестве агента, способного влиять на процессы старения в человеческом организме.

Акарбоза

Акарбоза используется для лечения сахарного диабета уже более 15 лет. Ее действие основано на замедлении процессов расщепления полисахаридов на дисахариды посредством ингибирования активности альфа-глюкозидазы в кишечнике, что ведет к уменьшению всасывания глюкозы.

Кроме того, прием акарбозы ведет к 49% снижению риска развития сердечнососудистых заболеваний (ССЗ). Между тем, применение иных лекарств, снижающих уровень глюкозы в крови при сахарном диабете, не оказало никакого эффекта на частоту возникновения ССЗ, что возможно свидетельствует о том, что акарбоза влияет на процессы старения посредством иных механизмов, возможно, оказывая влияние на кишечный микробиом, вызывая в клетках кишечника синтез различных пептидов, таких как GLP1, или, возможно, напрямую влияя на клеточные процессы.

ACEi and ARBs

Ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента (ACEi) и блокаторы ангиотензиновых рецепторов (ARBs) широко используются в качестве агентов против гипертензии.

Было показано, что применение ACEi и иногда ARBs приводило к снижению уровня смертности в результате сердечной недостаточности и инфаркта.

Кроме того, прием ARBs снижает риск развития рака и уменьшает смертность у больных раком. Наконец, прием ACEi и ARBs может помочь в приостановке когнитивного спада у больных с гипертензией и ССЗ.

Исследования, проводимые на грызунах, демонстрируют способность ACEi и ARBs увеличивать продолжительность жизни, что, вместе с остальными вышеприведенными данными делает их хорошими кандидатами в качестве агентов для борьбы со старением.

Рапамицин и его аналоги

Рапамицин осуществляет ингибирование mTOR киназы, входящей в качестве субъединицы в состав комплексов mTORC1 и mTORC2, которые вовлечены в регуляцию клеточного цикла и клеточного роста.

Как лекарственное средство рапамицин используется в качестве иммуносуппрессора при трансплантации органов, в то время как рапалог одобрен как мера лечения при диагностике различных видов рака.

Исследования, проводившиеся на животных, показывают, что рапамицин способствует увеличению продолжительности жизни и замедляет когнитивный спад.

В связи с этим, несмотря на ряд побочных эффектов, вызываемых рапамицином у человека, он все же является перспективным лекарственным препаратом, исследования по применению которого проводятся с целью восстановления после проведения операций на сердце, при нарушении когнитивных функций при болезни Альцгеймера, а также для усиления иммунного ответа в ответ на вакцинацию у пожилых людей.

17-альфа-эстрадиол

17-альфа-эстрадиол – нефеминизирующий эндогенный эстроген, который, как было показано на животной модели, обладает нейропротекторными свойствами в случае болезни Паркинсона, Альцгеймера и цереброваскулярных заболеваний.

Как и метформин, 17-альфа-эстрадиол усиливает активность AMPK, и как рапамицин, снижает активность mTOR. Проведенные на мышах исследования доказали, что прием 17-альфа-эстрадиол приводил к увеличению продолжительности жизни у самцов на 12%.

Несмотря на то, что данные о его использовании на людях пока ограничены, он уже активно используется при лечении облысения и в ходе эстроген-заместительной терапии у женщин в постменопаузе.

Агонисты сиртуина

Сиртуины представляют собой класс NAD-зависимых деацетилаз, гомологичных дрожжевому репрессору транскрипции Sir2. Как было показано, увеличение активности Sir2 или его гомологов приводит к увеличению продолжительности жизни у дрожжей, плодовых мух и круглых червей.

Всего существует 7 гомологов Sir2 у млекопитающих. При этом гиперэкспрессия SIRT6 ведет к увеличению продолжительности жизни у самцов мышей и защищает их от пагубных метаболических последствий питания с высоким содержанием жира.

Гиперэкспрессия другого гена из этого семейства, SIRT1, приводит у мышей к уменьшению частоты возникновения рака и остеопороза, а также улучшает переносимость глюкозы и заживление ран.

Ресвератрол, представляющий собой растительный фенол, активирует сиртуины, приводя к увеличению продолжительности жизни у дрожжей и мух. Два других активатора сиртуинов, SRT2014 и SRT1720 также увеличивают продолжительность жизни и период здоровой жизни у мышей.

Как показывают результаты экспериментов, ресвератрол не оказывает никакого влияния на продолжительность жизни мышей с нормальным рационом и без признаков ожирения, в то время как, аналогично другим активаторам сиртуинов, улучшает здоровье и увеличивает срок жизни мышей с ожирением, которых держали на высокожировой диете.

В целом же, разнообразие эффектов, оказываемых активаторами сиртуинов на возраст-зависимые заболевания и показанное на некоторых модельных организмах увеличение продолжительности жизни указывают на то, что данный тип препаратов являются многообещающими при борьбе с возраст-зависимыми процессами, происходящими в организме.

Аспирин и салициловая кислота.

Аспирин является самым широко употребимым лекарством в мире, используемым в качестве анальгетика и противовоспалительного средства. Кроме того было обнаружено, что аспирин также уменьшает риск развития рака у человека, а в ходе проведенных исследований на мышах было установлено, что прием аспирина приводил к увеличению средней продолжительности жизни.

Салициловая кислота в свою очередь является метаболитом аспирина и другого родственного ему противовоспалительного препарата сальсалата, выступая аллостерическим активатором AMPK.

Салициловая кислота у мышей улучшает утилизацию жиров через AMPK, а также улучшает гомеостаз глюкозы в организме. Все эти данные указывают на то, что аспирин и родственные ему соединения могут оказывать регуляторное влияние на процессы старения.

Дизайн клинических испытаний, направленных на борьбу с процессами старения.

Существует две стратегии для проведения интервенционных исследований, направленных на борьбу с процессами старения:

1. Увеличение продолжительности здоровой жизни.

В этом случае период здоровой жизни ограничивается постепенным физиологическим спадом, сопровождаемым развитием множества хронических заболеваний и гериатрических синдромов.

Данная стратегия направлена на изучение того, каким образом различные типы интервенций могут замедлять или же предотвращать нарушения, связанные со старением в течение длительного периода времени.

Для проведения такого рода исследований должны быть предъявлены и выполнены ряд требований. Подобное исследование должно быть:

1. Продолжительным
2. Двойным слепым
3. С использованием плацебо в качестве контроля

2. Увеличение способности к восстановлению после воздействия острых стрессовых событий.

В данном случае период здоровой жизни может быть ограничен в результате острых нарушений, которые ведут к внезапному серьезному заболеванию с ограниченным или невозможным восстановлением.

Острые нарушения представляют особую опасность для людей старшего возраста, так как острые заболевания у них протекают тяжелее и связаны с большими рисками осложнений и даже смерти, чем у более молодых людей.

Исследования способности к восстановлению будут проверять, может ли используемый тип интервенции улучшить состояние здоровья или функциональные параметры после острого стрессового воздействия.

Так как исследование способности к восстановлению может охватывать множество различных сценариев клинических испытаний, при их проведении важно учитывать несколько измеряемых величин:

1. Интенсивность стресс-фактора
2. Запланированность/незапланированность стрессора
3. Временные рамки проведения интервенции

Анализ факторов, которые необходимо учитывать при проведении исследований:

1. Выбор контингента исследования

В исследованиях данных типов критерий включения необходимо делать как можно более широким. Исключение из исследований очень старых людей или пациентов с множественными заболеваниями будет контрпродуктивным.

Во многих случаях имеет смысл разделить первичную группу включения по таким характеристикам, как дряхлость, уровень функционирования, наличие множественных заболеваний, а также по биомаркерам, что позволит определить оптимальную терапию и обеспечить максимальную эффективность лечения для участников исследований.

В целом же оптимальным будет набор независимо живущих людей без тяжелых заболеваний, но с наличием признаков старения. Также из исследования следует исключить людей с низкой ожидаемой продолжительностью жизни (менее 5 лет), которым не удастся закончить исследование.

2. Тип вмешательства

Выбор препарата для клинических испытаний в первую очередь должен удовлетворять требованиям безопасности и иметь плейотропный эффект на множество систем в организме.

Использование новых препаратов при этом имеет ряд недостатков, включая необходимость анализа фармакокинетической активности у пожилых людей, анализ безопасности применяемого препарата, наличие данных о возможных эффектах, связанных с возростозависимыми нарушениями и заболеваниями.

Также особое внимание необходимо уделить выбору эффективной дозы препарата, ее безопасности, переносимости и эффективности.

Выбор самого препарата должен быть обусловлен предполагаемой продолжительностью исследования: препараты, для которых ожидается большее число побочных эффектов и высокий риск токсичности, могут быть применены лишь в краткосрочном исследовании.

3. Измеряемый результат

Основной целью исследования является определение того, является ли выбранный тип интервенции эффективным средством против фундаментальных процессов старения, что определяется посредством измерения развития возраст зависимых заболеваний и нетрудоспособности.

Оценка долголетия сама по себе может быть неосуществима в пределах разумного времени проведения исследования, в связи с чем в качестве результата разумно брать такие показатели, как выживаемость в отсутствие заболеваний или инвалидности.

В продолжительных исследованиях по увеличению продолжительности периода здоровой жизни, измеряемым оцениваемым результатом может быть время до проявления второго или третьего ассоциированного с возрастом заболевания или нарушения активности.

Также в качестве критерия оценки результата исследования может быть смертность, время между наступлением недееспособности и моментом смерти и само качество смерти.

Что же касается исследований, связанных с изучением способности к восстановлению, то они должны оценивать результаты, напрямую связанные с воздействием стресс-фактора, такие как титры антител после вакцинации, или же время, необходимое на восстановление после хирургического вмешательства.

В ряде сценариев клинических испытаний результат может оцениваться по определенным биомаркерам, однако для их принятия необходимо серьезное исследование.

На данный момент отсутствуют утвержденные, легко определяемое биомаркеры, которые позволяли бы предсказывать возрастзависимую смертность и недееспособность в больших популяциях.

В связи с этим разработка надежных биомаркеров может существенно ускорить исследования в области старения и представляет собой одну из важнейших целей исследований.

4. Финансирование

Небольшие пилотные или подтверждающие концепцию исследования могут проводиться в рамках традиционных схем финансирования. В то же время более масштабные исследования по восстановлению и увеличению продолжительности периода здоровой жизни могут финансироваться в какой-то части частными инвесторам и некоммерческими организациями.

Кроме того, учитывая, что старение является важным фактором развития широкого круга заболеваний, получение финансирования в рамках их исследования может улучшить ситуацию финансирования в области старения.

Это была статья "Strategies and Challenges in Clinical Trials Targeting Human Aging"

http://biomedgerontology.oxfordjournals.org/…/gerona.glw149…

Давайте рассмотрим американский подход в области борьбы со старением. Он достаточно ясно изложен в статье Джеймса Киркланда «Применение науки о старении в терапии» http://perspectivesinmedicine.cshlp.org/cont…/…/a025908.full

«Старение является основным фактором риска для развития большинства хронических заболеваний, включая атеросклероз, диабет II типа, раковые заболевания, деменцию, болезнь Паркинсона, другие нейродегенеративные заболевания, нарушения функций почек, слепоту, дряхлость, саркопению и пр.

Основываясь на том, что ключевые механизмы развития этих заболеваний связаны с механизмами, ассоциированными со старением, была предложена «геронтологическая гипотеза», предполагающая, что использование в качестве мишеней фундаментальные процессы старения, также может позволить замедлить, предотвратить, смягчить течение или лечить основные хронические заболевания, ассоциированные с возрастом.

Наибольший общественный интерес сегодня вызывает возможность увеличения продолжительности периода здоровой жизни, в течение которого сохраняется независимость, продуктивность и хорошее самочувствие.

На сегодняшний день ведутся исследования, нацеленные на смягчение симптомов хронических заболеваний, дряхлости и способности к быстрому восстановлению на животной модели.

Также есть множество указаний на то, что фундаментальные процессы старения могут выступать в качестве мишеней для воздействия с целью продления периода здоровой жизни и увеличения ее продолжительности.

В частности, подтверждают это ряд исследований, которые демонстрируют, что

1. Максимальная продолжительность жизни может быть увеличена, а развитие возрастных заболеваний приостановлено внесением нескольких мутаций в один ген (Bartke 2011). Это указывает на то, что метаболические пути, в которых происходят изменения в результате этих мутаций, могут рассматриваться в качестве удачных терапевтических целей.

2. Феномен долгожительства частично имеет генетическую природу, и часто связан с отсроченным началом возрастных заболевания и недееспособности (Lipton и др. 2010) с низким уровнем заболеваемости и увеличением продолжительности периода здоровой жизни.

3. Ограничение количества потребленных калорий способствует увеличению максимальной продолжительности жизни, и обеспечивает задержку в развитии хронических заболеваний, что подтвержают эксперименты на животных (Anderson и Weindruch 2012).

4. Факторы, производимые стволовыми клетками молодых животных, улучшают способность к восстановлению тканей сердца, мышц и мозга у взрослых животных (Conboyetal.2005; Lavasani et al. 2012; Katsimpardi et al. 2014; Sinha et al. 2014).

5. Накопление в организме старых клеток оказывается связанным с хроническим воспалением, что в свою очередь способствует развитию ряда возрастных хронических заболеваний и дряхлости (Tchkonia et al. 2013:KirklandandTchkonia2014).

При этом удаление старых клеток увеличивает продолжительность периода здоровой жизни у прогероидных мышей (Baker и др. 2011).

Ряд сделанных открытий показали свою эффективность в торможении процессов старения и увеличении продолжительности жизни на животной модели, на основе чего они могут быть использованы в качестве возможных стратегий лечения и на людях, что, однако же, оказывается связанным с рядом проблем и требований проведения исследований на людях.

Сегодня можно рассматривать по крайней мере шесть потенциальных стратегий разработки лекарственных средств для применения их на людях. К ним относятся лечение:

1. Многочисленных сопутствующих заболеваний.

Если геронтологическая гипотеза верна, то агенты, влияющие на фундаментальные механизмы старения, будут одновременно уменьшать выраженность и хронических заболеваний, ассоциированных с возрастом.

2. Болезней, которые в ином случае приводят к смертельному исходу.

Вещества, используемые для изменения базовых механизмов старения, могут быть медикаментозной основой в испытаниях, включающих людей с тяжелыми и приводящими к смерти заболеваниями.

Примером может быть уменьшение количества потребляемых калорий, что не только замедляет процессы старения, но и увеличивает эффективность таких методов противораковой терапии, как хемо- и лучевая терапия (Lee et al. 2012).

3. Гериатрических синдромов

Гериатрические синдромы включают в себя дряхлость, саркопению, обездвиживание, падения, нарушения походки, мягкие когнитивные расстройства, недержание мочи, и другие состояния.

4. Уменьшения способности к быстрому восстановлению.

Способность к восстановлению после таких воздействий и нарушений, как хирургическое вмешательство, анестезия, хемотерапия, радиация, сердечный приступ, переломы, инсульт, уменьшается с возрастом и связано с наступлением дряхлости.

В клинических испытаниях могут исследоваться как интенсивные стрессовые воздействия (время, необходимое для восстановления после перелома шейки бедра), так и боле мягкие (исследование иммунного ответа после вакцинации).

Результаты ряда подобных исследований продемонстрировали усиление реагирования на вакцину против гриппа после нескольких недель однократного-трехкратного приема рапалога (Mannick и др. 2014).

5. Локализованных заболеваний, связанных с основными процессами старения.

Некоторые локализованные расстройства связаны с патогенными процессами, подобными тем, которые связаны со старением.

Местное введение препаратов, воздействующих на процессы старения в виде аэрозолей, инъекций и пр., могут смягчить эти состояния. Идиопатический фиброз легких, связанный с накоплением старых клеток в легких (Minagawa et al. 2011; Takasaka et al. 2014) является серьезным заболеванием, которое иногда заканчивается смертельным исходом, и для которого отсутствуют эффективные методы лечения.

Исследования с использованием аэрозольного сенолитика или SASP-защитных агентов могут быть рассмотрены в качестве основы лечения у людей ввиду успешного применения блеомицина в виде аэрозоли на мышах с фиброзом.

6. Состояний, характеризующихся ускоренным старением.
Как было установлено, ряд заболеваний, таких как ожирение, сахарный диабет, долгосрочные эффекты химиотерапии или лучевой терапии, прогероидные синдромы ведут к ускоренному старению (Kirkland 2013a; Tchkonia et al. 2013; Kirkland and Tchkonia 2014; Ness et al. 2014).

Есть возможность уменьшить выраженность этих расстройств при помощи агентов, воздействующих на фундаментальные процессы старения.

Например, ожирение и диабет оказываются связанными с ранним началом возрастных изменений, включая такие симптомы, как слабость, саркопения, атеросклероз, сосудистая дисфункция, ранняя менопауза, когнитивные расстройства, слабоумие, и рак.

В краткосрочной перспективе исследования препаратов, способствующих увеличению мышечной силы и улучшению показателей работы сердечно-сосудистой системы и когнитивных функций могут быть проверены на подобных пациентах.

Однако, несмотря на то, что разработаны эффективные модели лечения связанных с возрастом нарушений на экспериментальных животных, необходима разработка новых парадигм проведения клинических испытаний с адекватным измерением и оценкой их результатов, которые были бы приняты регулирующими органами, а также наличие финансирования и квалифицированного персонала с необходимыми навыками.

В результате, если какие-либо достижения в области исследования фундаментальных основ старения смогут быть применены в клинической практике, это позволит задержать, предотвратить, облегчить или обратить развитие хронических возрастных заболеваний и инвалидности, а также продлить период здоровой жизни и увеличить продолжительность жизни в целом.

Если эти предположения будут реализованы, область здравоохранения будет кардинально трансформирована».

Киркланд вскользь пишет, что на всё это нужны деньги. Мне же кажется это основным вопросом, а что конкретно делать, более менее всем понятно.

Про деньги писать не принято, типа они должны сами откуда то взяться. Поэтому наш подход (я писал о нем ранее, он зеркален Киркланду) он в большей степени объясняет откуда возьмется финансирование. Но, посмотрим.

26 ноября

Как устроен поиск лекарства от старости сейчас в мире? Подавляющее число компаний из нашей области, хотят найти препараты, воздействующие на фундаментальные механизмы старения, а потом провести клинические исследования против какого-либо возрасто-зависимого заболевания.

Например, атеросклероза или болезней почек. Такие условия диктует рынок и регуляторы. Типа от старости патент не возьмешь, а от катаракты – пожалуйста.

Мы хотим поступить ровно наоборот. Взять препарат, который уже работает против возрасто-зависимого заболевания и посмотреть, не является ли он еще и лекарством от старости?

Из научной литературы, множества клинических исследований мы и так видим, что уже есть хорошие кандидаты на роль слабого лекарства от старости, просто нужно проверить. По большому счету, осталось только найти дозы, режим применения и возможные комбинации.

Надо понимать у разных доз разные свойства, аспирин может продлить жизнь конкретному человеку, но сожри он его побольше и кровь пойдет из заднего прохода.

Оба подхода опираются на тот факт, что фундаментальным свойством препаратов против старения является их возможность воздействовать на патогенез возрасто-зависимых заболеваний.

Это очевидная мысль, если болезни не будут отодвинуты, то и продление жизни не получится. Наоборот так же верно, продление жизни обязательно отодвигает наступление заболеваний. А лекарства то от всяких диабетов уже есть, давайте их проверим на глобальное воздействие на организм?

Почему все не поступают, так просто и элегантно, как мы? Потому что всем нужен патент. Метформин то еще в 1929 году открыли, какое уж тут исключительное право. Раз это такой камень преткновения, то мы предлагаем отказаться от патента.

Таким образом мы упрощаем с научной точки зрения задачу в 1000 раз. Но, усложняем себе жизнь с финансовой точки зрения. Вроде бы, в такой ситуации разговор с инвесторам начинается и заканчивается на фразе: «Таким образом вы не получаете ни копейки».

Каким образом мы хотим решить эту проблему? Увеличением числа людей, участвующих за свой счет в клинических исследованиях терапий против старения. Если человек пятьсот опубликуют анонимно свои данные о том, что с ними происходит, в связи со старением, то мы создадим уникальную ситуацию для фарм кампаний, клинических учреждений и органов здравоохранения. Мы всем бесплатно предоставим материал для аналитики.

Кроме того участники клинического исследования станут мотором для привлечения новых членов и в какой-то момент у нас будет человек, для которого 10 миллионов не деньги.

Тогда у нас предложение к нему такое: «Ты можешь до умру ездить к жуликам в Монако на омоложение или колоть гидралат плаценты по 8000 евро в Европейском Медицинском Центре, но это ничего особенного не дает. Разобраться, что тебе самому нужно, можно только сопоставив данные сотен и тысяч людей. Оплати исследования для всех и ты получишь лекарство для себя. Иначе ты никогда сам не поймешь нужно тебе принимать одну четвертую терапевтической дозы метформина или одну вторую или вообще статины плюс сартаны». Надеюсь, что сработает. Но.

Допустим мы не нашли финансирование. Мы не остановимся. Мы улучшаем наши медицинские он-лайн кабинеты. Прямо сейчас над ними работают 6 человек бесплатно. Открытый код и все дела.

Мы создаем «Пациенты как я», но про старение. Загрузив один раз данные, человек теоретически сможет предоставлять их исследователям постоянно и в какой то момент будет польза. Для того, чтобы получить рекламные деньги нам потребуется привлечь миллион человек.

Как это произойдет? Следующим образом. Так как людей будет много, то некоторые из них в результате сдачи рекомендованных нами анализов, смогут увидеть у себя начала развития тех или иных патологий и смогут приступить к лечению заболеваний на ранней стадии. Это в конечном счете спасет им жизнь. Собственно такие случаи и будет драйверами проекта.

Какие преимущества данного подхода?

1. Самый высокий уровень экспертизы в мире. Мы же открытый проект. Смотрите, я сейчас всё пишу в фейсбуке и готов к критике. Мы будем публиковать дизайн и брошюры клинических исследований. Не один коммерческий проект не может себе позволить предоставлять всем всю информацию. Мы можем.

2. Мы же себе делаем лекарство и исключаем мотив заработать на этом.

3. Скорость. Нам не нужно тратить адское количество времени на написание патентов и мы можем быстрее всех перестраиваться, в зависимости от новой информации. Мы не фарм компания, чтобы держаться за свои хиты во что бы то ни стало.

Если вам нравится наш подход приходите к нам на большой семинар 26 ноября «Диагностика и терапия старения». Мы ждем умного пациента. Прежде всего ученых, врачей, программистов. Мы хотим детально объяснить нашу тактику лечения старения. Мы приглашаем к содержательной дискуссии. https://www.facebook.com/events/608593869312354/

Извите, еще пару слов про философию. Общее дело - это не просто метафора, это конкретные, практические действия. Собственно вот так оно и выглядит.

Мы осуществляем политику открытости при подготовки и проведении клинических исследований терапий старения.  Мы предлагаем обоснование минимального набора маркеров, для определения возрастных изменений и оценки будущих терапий против них.

Наша задача развернуть не только профессиональную дискуссии на тему замедления старения, чтобы повысить качество работы, но и объяснить её значение всем, кто заинтересован в разработке терапий, направленных на увеличение продолжительности жизни.

Более детальную информацию о нашей стратегии можно будет узнать 26 ноября на открытом семинаре «Диагностика и терапия старения» в технохабе Ключ

12:00 - 12:30 - Сбор гостей
12:30 - 13:00 - Миша Батин «Пациентская организация, как инициатор клинических испытаний терапий старения»
13:00 - 14:30 - Дима Веремеенко «Можно ли обратить возраст сосудов вспять»
14:30 - 15:00 - Кофебрейк
15:00 - 16:30 - Александр Фединцев «Современное представление о модулировании процесса старения»
16:30 - 17:00 - Кофебрейк
17:00 - 17:30 - Николай Крючков «Клинические исследования и разработка лекарственных препаратов и медицинских изделий для продления жизни».
17:30 - 18:00 - Алексей Маракулин «Регистрация пациентской организации Open Longevity»
18:00 - 18:30 - Кофебрейк
18:30 - 19:00 - Стас Скакун «Опыт биохакинга против старения»
19:30 - 20:00 - Демонстрация персональных средств диагностики старения: ангиоскан и кардио-флешка


Анкета для участника: https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLSe4p22jMAYJMRlL9Fur-IXhCuXqmQF2_AQUuLmcwxvOC5yYLw/viewform?c=0&w=1

https://www.facebook.com/events/608593869312354/

Итак, обоснование первого шага от Александра Фединцева

Старение характеризуется хроническим системным воспалением. Одними из важнейших маркеров воспаления являются С-реактивный белок и интерлейкин-6 (ИЛ-6).

ИЛ-6 входит в состав секретома сенесцентных клеток (SASP) и динамика его уровня может косвенно свидетельствовать об интенсивности секреции факторов, относящихся к SASP. Способность ИЛ-6 к индукции эпителиально-мезенхимального перехода ассоциирована с раковым  перерождением клеток и метастазированием (1, 2)

Пациенты, у которых уровень ИЛ-6 в плазме находился в трети самых высоких значений, имели в 2.48 раза больший риск развития колоректального рака (95 % CI 1.26-4.87; p-trend 0.02) по сравнению с пациентами с самыми низкими значениями этого цитокина (3). Уменьшение уровня циркулирующего ИЛ-6 в плазме на 1пг/мл значимо ассоциировано с 12% снижением риска рака печени (4).

С-реактивный белок вместе с VO2max являются сильными предикторами рака легких (относительный риск выше в 4.19 раза 95% CI: 1.66-10.57) (5)

Более того, риск рака легких был выше у людей независимо от уровня VO2max. Относительный риск 3.22 для высокого уровня VO2max ( 95% CI: 1.44-7.20, p < 0.01) и 3.15 (95% CI 1.27-7.78, p = 0.01) для низкого.

И высокие уровни ИЛ-6, и высокие уровни С-реактивного белка служат хорошими предикторами внезапной сердечной смерти (6). Взаимное соотношение между уровнями высокочувствительного С-реактивного белка и ИЛ-6 может служить хорошим предиктором ишемического инсульта (7).

С-реактивный белок и ИЛ-6 оказались хорошими предикторами рисков наступления возраст-зависимых заболеваний и продолжительности жизни (8).

В рамках данного исследования участников разделили на две группы: “успешно стареющие” (у которых не регистрировалось инфарктов, инсультов, ССЗ, рака, диабета и отличавшихся высокими показателями в когнитивных  и физических тестах) и прочие.

У “успешно стареющих” уровни ИЛ-6 и С-реактивного белка статистически значимо увеличивались с возрастом (для обоих p < 0.001). У второй группы статистически значимо увеличивался только ИЛ-6 (p < 0.001). У “успешно стареющих” уровни обоих маркеров оказались статистически значимо ниже чем во второй группе (для обоих  p < 0.001).

Высокие уровни обоих маркеров статистически значимо были связаны с более низкими результатами физических и когнитивных тестов (p < 0.001). Оба маркера были статистически значимо ассоциированы с более долгой продолжительностью жизни в обеих группах (p < 0.001). Все зависимости сохранялись после поправок на возраст, пол, ИМТ, курение и пр.

В ряде исследований было показано, что толщина комплекса интима-медиа сонной артерии монотонно растет с возрастом (9 Fedintsev et al., unpublished).

Этот рост интересен не только как биологический феномен, а имеет вполне практическое применение. Так, было показано, что увеличение толщины КИМ сонной артерии на 0.1 мм статистически значимо увеличивает риск инфаркта миокарда на 15%  (95% CI, 1.12 - 1.17), а риск инсульта на 18% (95% CI, 1.16 - 1.21) с учетом поправок на возраст и пол (10)

Более того, толщина каротидного КИМ также ассоциирована с метаболическим синдромом (11), секрецией инсулина (12) и даже наличию камней в желчном пузыре (13).

ТИМ является релевантным и значимым (p = 0.003) предиктором прогрессии от легкого когнитивного нарушения до болезни Альцгеймера (14). Другое исследование также связывает толщину КИМ с риском наступления деменции (15). ТИМ в одиночку или в комбинации с уровнем гомоцистеина выступает в роли значимого предиктора сердечно-сосудистой смертности и смертности от всех причин (16, 17).

Помимо оценки эффективности препаратов, необходимо также учитывать их безопасность. Одним из наиболее частых и серьезных побочных эффектов является гепатотоксичность. Признанными клиническими маркерами гепатотоксичности (Hy’s law) являются трансаминазы АлТ и АсТ, а также сывороточный билирубин (18) Дополнительными маркерами безопасности могут служить креатинфосфокиназа и скорость клубочковой фильтрации.

1.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24698728
2.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26512918
3.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26220152
4.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26096712
5.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26008754
6.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23906927
7.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24627113
8.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27274758
9.     http://www.revespcardiol.org/en/carotid-intima-media-thickness-in-subjects/articulo/13146858/
10.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17242284
11.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24681913
12.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26828784
13.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24921032/
14.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25633680
15.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18077061
16.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16275507
17.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23636001
18.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16444771

План победы

Самый интересный вопрос, который можно задать ученым, исследователям старения: «А что вы сами принимаете для увеличения продолжительности жизни?» Лучше всего узнавать про это на большой конференции о старении и долголетии, тогда сразу видно современное состояние дел в науке про геропротекторы.

Мы услышим довольно разные ответы. Метформин, аспирин, ибупрофен, витамин В9, литий, витамин D, витамин К, статины, рапамицин и так далее.

Но, многое останется непонятным для применения на себе. Какие дозы? Как учесть индивидуальные особенности? Что с чем работает лучше? Где клинические исследования, наконец данной комбинации?

В одной научной статье написано одно, потом другая вышла, пиши пропало, надо принимать другое.

Пожалуй, только Майкл Шнайдер из Стенфорда качественно исследует себя, рассматривая изменения сотен тысяч показателей своего организма. Можно сказать он создал целую науку: «Здоровье Майкла Шнайдера».

Также есть сайт Лонжесити, где люди употребляют различные препараты и делятся своими впечатлениями. Там акцент на ноотропы, но есть и про продление жизни.

Всему этому процессу не хватает организованности. Собственно этим мы и займемся. У нас есть прекрасный план.

Шаг 1. Личный медицинский кабинет. Там должны быть результаты ваших анализов. Где бы вы их не сдавали. Терапии, которые вы осуществляли. Самое важно, там должны быть результаты диагностики старения. Плюс, конечно же, описание интервенций против старения.

Сейчас биомаркеры скорости старения далеки от совершенства, но какие есть. Мы скажем, что именно нужно будет измерить, типа интерлейкинов, с-реактивного белка, холестерина, скорость распространения пульсовой волны, инсулино-подобного фактора роста и так далее.

Дальше мы совершаем следующие действие с собственными данными:

- открыть всем желающим под своей фамилией
- открыть всем желающим анонимно
- открыть только медицинской организации
- никому не открывать, знать только самому

Лично я выберу первый вариант. Я заинтересован в том, что кто-то будет всё время обсуждать мой процесс старения и анализировать его.

Всё. Этого шага достаточно, чтобы вызвать лавинообразный интерес к тому, а как могут действовать терапии против старения. Тем не менее, следующие шаги:

Шаг 2. Организация обсуждения биомаркеров и терапий против старения. При этом мы будем вести не абстрактный разговор, а на результатах собственных анализов. Выбор терапий научным советом. Речь идет сейчас о существующих препаратах, только по другому назначению, типа статинов.

Шаг 3. Подготовка документов для клинических исследований.

Шаг 4. Краудфандинг на клинические исследования.

Шаг 5. Проведение клинических исследований терапий против старения.

Шаг 6. Анализ результатов. Организация новых исследований.

Шаг 7. Краудфандинг и сбор пожертвований на разработку принципиально новых вмешательств, типа генной терапии.

Шаг 8. Социальная сеть с собственным медицинским Искусственным Интеллектом.

Естественно, я не рассказал миллиард деталей. Это уже вопросы к тем людям, которые возьмутся за организацию. По дороге мы как раз и создадим ту самую персональную медицину.

Отмечу одно: надо удержать себя от мелочного желания прикрутить самому какой-нибудь частный сервис, что-нибудь лично запатентовать. Платформа должна будет принадлежать всем участникам проекта: 1 человек – 1 голос. Потребительский кооператив. Зарплаты для тех, кто работает.

Коварный вопрос. А если мы не найдем деньги на первые клинические исследования? Тогда мы продолжим привлекать людей. Например, пока среди нас не окажется такой, который готов оплатить исследования для всех ради себя.

Один-то человек, «даже очень главный», не сможет провести на себе одном клинические исследования, чтобы понять, а что нужно принимать против старения.

Наша задача повысить качество и доступность научной дискуссии. Скоро мы на примере покажем, как это будет происходить.

Второй коварный вопрос. А что если у нас всё своруют? Да пожалуйста! Пусть нас как можно больше людей обгонят в борьбе со старением. Википедия не переживает, что её скопипастят, её цель – свободное распространение знаний.

Кто-то захочет заработать на нашем общем деле? Ради бога.

Мы сами создадим ресурс похожий на «Пациенты как я», только про старение. Плюс отличие в том, что там будет открытая база данных маркеров и терапий старения и принадлежать он будет всем участникам проекта. Об этом мы более детально поговорим 26 ноября в Ключе начиная с 12-00. Скоро повесим анкету для записи на мероприятие.

3 причины, почему бесплатное лекарство от старости создать быстрей, чем защищенное патентом.

Для начала скажу, что это нечестно, что если кто-то не сможет купить лекарство, замедляющее старение. Таким образом будет попрано его основное политическое право – право на жизнь. Но дело даже не в этом – стратегия по созданию терапий, продлевающих жизнь, более жизнеспособна на некоммерческой основе. Вот в чем дело.

Фейсбук, Гугл, Новартис и еще тридцать стартапов, типа Питера Тиля иДевида Синклера, уже вложили деньги в коммерческие проекты по замедлению старения. Ну и чё? Мы наблюдаем покрытые туманом испытания аналогов рапамицина, ресвератрола и переливание крови девственниц. Они там все очень осторожные, думают, к какой бы мелочи привязаться, чтобы пройти регистрацию, не особо говоря про старение.

Борьбе со старением нужны открытые данные, коллаборации и высокий уровень внешней экспертизы. Коммерческая компания по определению не в состоянии обеспечить открытость проекта.

На стадии клинических испытаний фармкомпании сбрасывают со счетов силу и энергию самих людей – они всего лишь выполняют роль статистов.

При этом очень популярен стал разговор о персональной медицине. Но именно некоммерческий подход дает возможность пациенту активно заботиться о собственном здоровье на новом уровне знаний.

Пациенты могут создать большие данные о старении, и именно им должны принадлежать результаты исследований. Участвуя в клиническом исследований терапий против старения, люди рискуют своим здоровьем, с какого хрена результаты должны принадлежать кому-то ещё?

В клинических исследованиях продления жизни заинтересованы миллионы людей. Некоммерческие проекты могу создать экспоненциальный рост исследований. Особенно, если участники будут объединены в социальную сеть.

Когда мы проводим клинические исследования открыто, то получаем незамедлительно качественную критику проектов, что немаловажно. Кроме того, некоммерческие проекты не заинтересованы протолкнуть неработающее лекарство любой ценой. Желание заработать денег зачастую начинает доминировать над всеми благими намериниями.

Открытость, скорость и честность – преимущества некоммерческого подхода. Пациентские организации, самостоятельно проводящие клинические исследования терапий против старения – вот инструмент, который создаст лекарства от старости.

Тут важно не поддаться соблазну: а вот же, вот же, можно заработать. Потом заработаем, когда жизнь продлим. Сейчас это мешает.

А и да, конечно. Четвертое. Фаркампании просто не будут тестировать препараты и диагностику старения, на которых нельзя заработать. Например, это старое известное лекарство и на него истек срок патента. А мы будем. Потому что нам продление жизни важнее денег.



Чтобы испытать средства, замедляющие старение, нам нужно сдать анализы. Необходим набор биомаркеров, который опишет скорость старения и скажет нам: смогли мы на неё повлиять или нет.

Мы решили разбить эти анализы на пять групп: Обязательные, Желательные, Суперданные, Маркеры постоянного мониторинга и Специфические.

Еще раз повторю: что-то жевать в пользу долголетия без мониторинга состояния организма — глупая затея.

Поговорим про обязательные маркеры. Здесь наша задача — получить минимальную цену при достаточно большой информативности, так как мы хотим провести исследования за счет самих пациентов.

Итак, что мы будем мерить?

Старение характеризуется хроническим системным воспалением. Одними из важнейших маркеров воспаления являются такие маркеры, как С-реактивный белок и Интерлейкин 6 (ИЛ-6).

ИЛ-6 входит в состав секретома сенесцентных клеток (это то, что выделяют дряхлые клетки), и динамика его уровня может косвенно свидетельствовать об интенсивности секреции факторов, относящихся к SASP (старческий секреторный фенотип). То есть мы смотрим, много ли у нас старых клеток, которые другим клеткам приказывают тоже стареть.

Способность ИЛ-6 к индукции эпителиально-мезенхимального перехода ассоциирована с раковым перерождением клеток и метастазированием. Рак — это всегда перерождение эпителиальной ткани.

Эпителиально-мезенхимальный переход (англ. Epithelial-mesenchymal transition) — сложный процесс изменения эпителиальными клетками эпителиального фенотипа на мезенхимальный, происходящий в эмбриональном развитии, заживлении ран, а также при патологических процессах, например, при фиброзе, а также при опухолевой прогрессии.

Существует также и обратный процесс — мезенхимально-эпителиальный переход. (А эта фраза вообще не имеет к делу отношения, но я из Википедии определение копировал и меня заинтересовало, как это и есть ли маркеры?)

С-реактивный белок и ИЛ-6 оказались хорошими предикторами рисков наступления возраст-зависимых заболеваний и продолжительности жизни: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27274758.

С-реактивнй белок является предиктором "успешного старения", т. е. состояние людей без возраст-зависимых заболеваний лучше у тех, у кого ниже уровень С-реактивного белка. Повышение ИЛ-6 и С-реактивного белка свидетельствует о большем риске саркопении и деменции.

Во множестве исследований на различных модельных организмах была показана исключительно важная роль в старении инсулинового сигналинга. Инсулино-подобный фактор роста 1 (ИФР-1) является частью этого сигналинга.

На клеточном уровне длительная стимуляция этим гормоном приводит к снижению аутофагии и жизнеспособности клетки: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/20830296

Исследование установило U-образную зависимость общей смертности от уровня ИФР-1: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23015658

Также оно показало, что высокие и низкие уровни ИФР-1 связаны с увеличением смертности от рака, а низкие уровни ИФР-1 вдобавок еще и увеличивают смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Слишком высокие, равно как и слишком низкие, уровни ИФР-1 связаны с худшими результатами в когнитивных тестах.

Помимо оценки эффективности препаратов, необходимо также учитывать их безопасность. Одним из наиболее частых и серьезных побочных эффектов является гепатотоксичность.

Признанными клиническими маркерами гепатотоксичности (Hy’s law) являются трансаминазы АлТ и АсТ, а также сывороточный билирубин https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16444771. Тут идея в том, чтобы никто не отравился в ходе испытаний.

У нас проект открытый: http://scienceagainstaging.com/open-longevity. Здесь можно к нам записаться.

Мы приглашаем всех к дискуссии, какой может быть минимальный набор маркеров старения? Рулит наукой у нас в проекте Александр Федичев.

Еще один вопрос. Сумма этих анализов в Инвитро составила 4269 рублей. Сдавать анализы надо минимум два раза, до и после. Пусть полторы тысячи уйдет на обработку.

Готовы ли вы потратить на себя или на кого-то 10 000 рублей для исследования маркеров и терапий старения?

Профсоюз пациентов

Нашей будущей организации пациентов требуется название. Типа «Сталь и воля», «Труд и боль» или «Сопротивление или смерть». Что-то лютое должно быть в нейминге.
Энергии пациентов нужна ясность, хороший план, куда направить свою созидательную силу. Один человек беспомощен перед заболеванием и армией жуликов, которые хотят нажиться на его горе.
Чтобы добиться лечения, которое имеет от ранее неизлечимого заболевания люди должны объединиться. Сделать нечто такое, что никто не делал раньше. Пару слов из истории вопроса, а потом я скажу, что как «профсоюзы пациентов» поменяют всю медицину. Если чё, езжайте сразу в конец.
Потребность в обмене пациентским опытом между людьми с одним заболеванием стало основной причиной для создания пациентских организаций.
Одними из первых организаций такого рода стали организация анонимных алкоголиков, которая была создана в 1937 году в США и Диабетическая Ассоциация, созданная в Великобритании в 1934 году.
Такие организации предлагают безопасную и благоприятную среду для обмена опытом и советами. Десятилетия спустя, это остается важнейшей функции большинства организаций пациентов.
Однако, за почти 100 лет у ПО появились новые функции. Многие организации развили в себе правозащитную функцию (Patient advocacy), и представляют своих членов в общественно-политической сфере.
Происхождение понятия Patient advocacy, в его нынешнем виде, восходит к ранним этапам в исследовании и лечении рака в 1950-х годах.
В более широком смысле, деятельность по защите интересов пациентов выражаться в создании групп, совершенствующих законодательство для пациентов с различными видами болезней.
Для таких организаций по защите прав пациентов характерны некоммерческий статус и сосредоточенность на одном аспекте здравоохранения или конкретного заболевания. Эти организации, как правило, проводят сбор средств, организуют информационно-просветительские кампании и обеспечивают пациентов медицинской литературой и информацией.
Пациентские правозащитные организации борются за общественное признание своей болезни посредством кампаний по повышению осведомленности, скорость и эффективность которых революционизировалась благодаря современным медиа.
Политическое влияние пациентских организаций также выросло благодаря тому, что представители наиболее настойчивых организаций добились своего участия в органах власти и консультативных советах по вопросам политики в области здравоохранения.
Так во Всемирный день астмы 2011, в Великобритании запустили кампанию по повышению осведомленности с помощью онлайн-карты. Более 1800 людей с астмой поделились своими историями. Организация «Asthma UK» представила истории членам парламента во время приема, что позволило им обратить внимание парламентариев на серьезность астмы. На национальном уровне, многие пациентские организации работают с органами власти и здравоохранения.
В 2008 году французская Федерации ассоциаций пациентов с дыхательной недостаточностью или Фора (FFAAIR) разработала устав для пациентов, которые получают уход на дому. Созданный пациентами и для пациентов, он излагает права и обязанности по уходу на дому персонала и пациентов в целях обеспечения эффективного и качественного ухода.
Пациентские организации также играют все более важную роль в финансировании научных исследований и определении направлений, куда следует расходовать средства.
Нидерландский легочный фонд( www.longfonds.nl) начал вовлекать пациентов в научные исследования и в политику здравоохранения в 1997 году. В 2007 году Фонд создал специальный консультативный совет, состоящий из больных с заболеваниями органов дыхания.
Этот совет помогает в разработке стандартов медицинской помощи, различных руководств и переводит эти документы на язык непрофессионалов, а также установливает приоритеты в области исследований, разрабатывает критерии для оценки исследований с точки зрения пациентов, реализуеттнаучно-инновационную политику.
Появилось понятие «эксперт-пациент» или «эксперт в области опыта». Цель эксперта-пациента внести свой вклад в проведение исследований и здравоохранение, используя свой уникальный опыт – как человек, который не понаслышке знает о болезни.
Многими пациентскими организациями были разработаны протоколы и методологии, чтобы гарантировать готовность их членов участвовать в научных исследованиях и клинических испытаниях, а также обеспечивать безопасность пациентов там, где это необходимо.
The American Association of Multiple Enchondroma Diseases (AAMED)
The Ring Chromosome 20 Foundation (Ring20)
The Pachyonichia Congenita Project(PC Project)
Cystic Fibrosis Research, Inc. (CFRI)
Foundation for Ichthyosis and Related Skin Types (FIRST),
Parents and Researchers Interested in Smith Magenis Syndrome (PRISMS)
- эти пациентские организации не только оказывают поддержку пациентам и их семьям, но также вовлечены в различные исследования, проводимые Genetic Alliance Database.
CFRI, FIRST, and Ring20 сами раздают исследовательские гранты.
PRISMS, AAMED, and PC Project вовлечены в широкий спектр исследовательской активности, включая регистрацию и отбор пациентов и соединение их с исследователями и банками клеток.
Понятно, что нынешняя роль пациентских организаций стала результатом долгого развития гражданского общества. Прошли десятилетия пока сменилась гуманитарная парадигма и центром сборки здравоохранения в Европе и США стала не болезнь, а пациент.
А вот теперь смотрите, что должен сделать профсоюз пациентов. Он должен стать собственником данных о заболевании пациентов. Смотрите какой обман сейчас происходит. Больница выставляет счет пациенту и оказывает за это услуги.
Собранные данные госпиталь продает фармкампаниям или сам использует для получения прибыли. Больницы, при проведении клинических исследований, торгуют пациентами по 10000$ за душу.
С какого спрашивается хуя?! Вам уже заплатили за лечение! Отдайте данные! Мы сами их продадим. Мало того, наличие больших данных в руках самих пациентов ускорит проведение научных исследований.
Доктор не рассказывает пациенту, что существует медицинская наука. А именно пациенты обладают самым большим желанием вылечить болезнь, но не знают, что можно сделать.
Надо понимать контекст в котором сейчас находится пациент, врач, лечебное учреждение, органы государственного контроля.
Мы переходим к экономике знаний.
Здесь существует конфликт двух трендов. Первый, когда капиталисты могут продавать одну и ту же информацию бесконечное число раз, тем самым создавая себе невероятную прибавочную стоимость.
Второе, когда за счет энтузиазма людей, мы создаем бесплатные продукты для всех. Та же Википедия, будь она коммерческой стоило бы миллиардов 5 долларов.
Как ни одна коммерческая компания не смогла бы создать энциклопедию, на которую работают сотни тысяч людей, так и решение суперсложных задач в области медицины останется за некоммерческими организациями. Я прежде всего имею ввиду борьбу со старением.
При это, надо отметить, всяким Стенфордам и MIT еще предстоит путь раскаяния, за то что они превратились в абсолютно коммерческие фирмы
А что сказали бы различные экономические школы о продлении жизни? Как бы они ответили на вопрос: «Кто заплатит за долголетие?» Что, если в центр экономической теории поставить не прибыль, а способность к существованию?

Современная экономическая мысль рассматривает рациональное поведение, как стремление к коммерческой выгоде. Давайте рациональней взглянем на рациональность и определим её, как желание остаться в живых, как можно дольше. Какие в этом случае мы получили рекомендации и прогнозы?

Поехали. Классическая школа. Возникшая во времена Наполеона она сказала бы, что ничего делать не надо, продление жизни сделает невидимая рука рынка. Люди по отдельности стремятся жить и все вместе они сформируют спрос. А тут и предложение подоспеет.

Классическая экономическая школа рассматривала субъектами экономики - классы. Рабочие, капиталисты и землевладельцы. Класс определялись по тому, какое отношение человек имеет к средствам производства.

Тогда, как мы выделим классы относительно долголетия? Можно, по отношению к ожидаемой продолжительности жизни. Молодежь, средний возраст и пенсионеры. Можно поделить людей на тех, чьи действия продляют жизнь другим людям (врачи, учителя, пожарные, ученые, фитнес-инструкторы), на тех, кто сокращает жизнь (производители и продавцы мяса, алкоголя, сахара, сигарет, чиновники) и тех, кто делают выбор. Такого рода подход потребуется, когда мы дойдем до бихевиоризма (анализа поведения).

Надо ли говорить, что классическая экономическая школа давно морально устарела и особо нам сказать ничего не может, кроме «ждите, всё будет».

Неоклассическая экономическая школа. Она бы утверждала, что дело не в том, что радикальное продление жизни дорого стоит, а в том, что не сформирован спрос достаточной силы.
Неоклассическая школа настаивала бы на создании государственных программ по продлению жизни человека. Неоклассическая школа исходила бы из того, что все люди рациональны и эгоистичны, соответственно будут действовать в пользу продления жизни. Соответственно госпрограммы возникли бы, когда сформировался спрос соответствующей силы.

Реализованный принцип Парето, о том, что мы должны приносить пользу одним людям, не причиняя при этом вреда другим, на практике мог бы превратиться в махровый биоконсерватизм. Собственно и сейчас избыточная осторожность просто тормозит прогресс биотехнологии. Девиз биоэтики: давай ничего не будем делать на всякий случай, даже, если все умирают.

Марксизм. Марксизм сказал бы: «Смотрите люди болеют и умирают! Ситуация катастрофическая, мы идем ко дну. Мы срочно должны всё поменять. Только мировая революция!» Маркс, а не Пастернак, написал бы: «Вся история человечества, это история борьбы со смертью». Центром этого учения было бы соответствие между уровнем развития технологий продления жизни и возможностью их использования. Было бы заявлено о необходимости революции долголетия в научно развитых странах, таких, как США, Япония, Англия, Германия.

Анархисты бы сказали, что бессмертие создадут социальные сети, в противовес государственной политике.

Ленинизм. Давайте убъём всех, кто против продления жизни. Они же сами не хотят жить и нам не дают.

Социализм. Давайте сначала увеличим продолжительность жизни бедных людей, обеспечим им доступ к высококачественным медицинским услугам.

Предложение девелопменталисткой традиции было бы в организации большого числа биотехнологических стартапов, которые постепенно закрыли бы всю отрасль.

Самым крутым экономистом в 20 веке считается Джон Мейнард Кейнс (1883 – 1946) Собственно он и основатель Кейсианской Ему принадлежит фраза, что «в долгосрочной перспективе мы все мертвы». Мысль была в том, что давайте немедленно решать экономические задачи.
Думаю, он бы предложил настаивать на государственной поддержке фармацевтических гигантов и крупных госпиталей, чтобы те больше действовали в пользу исследований механизмов старения.

Бихевиоризм также, как и мы с вами, считает, что человек довольно сильно иррационален. Люди ограничены в способности обрабатывать и анализировать имеющиеся сведения. Мы мыслим ни логически, а эвристически, то есть интуитивно, стереотипами. Например, журнал Nature всегда печатает непреложную истину.
При этом люди ищут хорошие, но не лучшие решения. Соответственно, идея оставаться в живых максимально долго проигрывает просто хорошим идеям, таким как вкусно поесть вечером.

Именно бихевиоризм предложим бы искать эмоциональное решение в области формирование спроса на сверхдолгую жизнь. Думаю, предложение с его стороны – глобальный Ice Bucket Challenge в пользу борьбы со старением, но и в целом массовая пропаганда.

Можно и дальше продолжить. Этим постом я приглашаю к увлекательному разговору о том, а что если мы несколько пересмотрим базу всех экономических теорий и основным благом будем считать не деньги, а время?

Как будет выглядеть трансгуманистический взгляд на экономику, когда наш интерес будет не ВВП на душу населения, а ожидаемая продолжительность жизни?

Как бросить курить?

В начале этот пост назывался: "Как бросить курить?" Хотя, он во многом и том, как некурящим помочь курящим людям.

Прочтите этот текст и всегда читайте его, пока не бросите. Я дам вам ясный рецепт, как бросить курить.

Никогда не сдавайтесь. Просто не сдавайтесь. В конечном счёте вы победите. Хотя бы потому, что те, кто бросил, утверждают, что это было не так уж и сложно, как казалось в начале. Переставших курить десятки миллионов человек. Всё-таки это не так трудно, как кажется.

Знаете, почему вы курите? Потому что за это заплатили табачные лоббисты. Уже давно бы никто не курил, если бы чиновники не получали взяток от продавцов сигарет. Сигареты было бы негде купить, они стоили бы баснословных денег. Везде было бы нельзя курить, и повсюду были бы программы помощи.

Вы только вдумайтесь, что кто-то наживается на том, что вы получите рак гортани или разрыв аорты?!

Бронхит курильщика и ранние морщины у вас уже есть. Потому что на этом заработали люди из Philip Morris. Понимаете, есть очень конкретные люди, которые тратят миллионы на маркетинг, чтобы вы курили. Дальше дело пойдёт ещё хуже: рак легких, импотенция, ранняя менопауза.

Вы всё время будете человеком, от которого воняет куревом. Где бы вы не были, от вас будет идти запах, запах того, что вы идиот, потому что убиваете себя. В современно мире тот, кто курит - чистый аутсайдер. Курение - самая плохая визитная карточка.

При этом вы жертва компании British American Tobacco, которая платит всем деньги, чтобы заработать на вашей смерти.

Итак, что делать? Первое, надо будет понять, что, когда вы будете не курить, против вас начнёт работать ваш мозг. Мозг будет всячески придумывать, почему выкурить одну сигаретку - это нормально.

Из-за курения в башке сформировался нейтральный кластер, который действует в пользу сигарет. Если вы не будете курить, он будет распадаться и меньше влиять на вас. Считайте, что у вас в голове опухоль, которая требует курения.

При этом приступы от не курения длятся не больше 30 секунд. Можете просто считать или глубоко дышать. Проблема не в болезненности приступа, а в том, что сигаретная опухоль захватывает контроль над вашим сознанием. Проблема в том, что, на короткое время, вы начинаете неправильно думать. Думать, что можно покурить. Сигаретной опухоли нужна сигарета, иначе она сдохнет. Короче, или вы, или она.

Один из аргументов сигаретной опухоли: всё равно же умрете, зачем лишать себя удовольствий? Несколько лет в старости ничего не значат по сравнению с удовольствием здесь и сейчас.

Во-первых, сигареты скорее всего отнимут у вас 20-30 лет. Вдруг за эти годы придумают лекарство от старости? А вы просто тупо умерли и не дождались. Могли попасть в 22 век, а попали к могильным червям, только потому что не потерпели 10 раз по минуте приступы нехватки никотина.

Второе. Пользуетесь современной фармакологией. В мире есть учёные, которые сидят и придумывают лекарство от курения. На какой бы такой правильный рецептор подействовать, чтобы вы бросили? Они кое-что нашли. Это Табекс! Воспользуйтесь этим лекарством.

Аллан Карр убедил миллионы людей просто книгой бросить курить. Теперь у вас есть книга плюс лекарство. Все книги по бросанию курить хороши. Мне ещё понравилась "Я больше не курю!" Роберта Уэста.

Тем не менее, начинайте принимать Табекс, и вам будем очень легко переносить отказ от курения.

Третье слагаемое успеха. Вам потребуется друг.

В первые три дня сигаретная опухоль попытается дезориентировать вас, и кто-то в этот момент должен выступить в роли вашей совести.

Это может быть коллега по работе, с кем вы поспорили на 1000 долларов о том, кто дольше продержится без сигарет. Отлично подойдёт подружка, которая не выносит запах сигарет. Идеальный вариант: психиатр, который запер вас на 3 дня в помещении, из которого не выбраться.

В контексте сигарет все люди вокруг вас делятся вольно или невольно на два типа. Одни, которые против того, чтобы вы курили, и говорящие вам об этом - ваши настоящие друзья. Другие, которые говорят вам, что вы уже столько раз бросали и больше не стоит и что вы такой раздражительный, когда не курите - это ваши враги, которые способствуют вашей смерти.

Курящий человек - человек больной, попавший в ужасные обстоятельства против своей воли. Он нуждается в помощи. Помогите ему добрым словом или ругаясь.

Нельзя переставать верить в человека. Это в принципе помогает ему жить. Сообщите тому, кто курит, что верите в него, в то, что он бросит. Можете сообщить, что не верите, что он бросит, пойдите на военную хитрость. Главное не оставляйте его на растерзание Донского Табака.

Курящим неприятен разговор о курение, но мы боремся за их жизнь. Мы тоже должны не сдаваться. Мы снова и снова будем спрашивать курящего: что и когда они собираются предпринять, чтобы бросить курить? Требуйте от них назвать сроки в течении недели и что именно они собираются сделать против курения.

Да, теперь скажите мне, если вы курите, что собираетесь предпринять против этого в ближайшее время?

Profile

Михаил Батин, Mikhail Batin
m_batin
Человечество+

Latest Month

Ноябрь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow