?

Log in



Закончилась прекрасная конференция во Флориде. Кормили хорошо. Мне понравилось очень всё.

Финальной частью стала панельная дискуссия ученых, фармацевтов и инвесторов. В ней разные докладчики, перехватывая инициативу друг у друга, сообщили аудитории, что необходимо:

Провести большое количество клинических испытаний геропротекторов против старения.

Обучить врачей, чтобы они лучше понимали биологию старения.

Изменить мнение общества, чтобы люди начали понимать, что старение — это причина старческих болезней и с ним надо бороться.

Представитель «Новартиса» Джоан Маник заявила, что проводится очень мало фундаментальных исследований старения, и венчурные инвесторы не очень хотят инвестировать в область.

Нэд Дэвид же заметил, что недавно сравнительно просто привлек 130 миллионов долларов. Поблагодарил всё комьюнити за проделанную за последние несколько лет работу — у инвесторов формируется всё больше понимания потенциала индустрии, и ему теперь очень просто поднимать деньги. Плюс история с сенесцентными клетками предельно ясная и коммерческая. Он, конечно, уповает на свой проект: как только появятся первые успехи в клинических испытаниях, в индустрию хлынут новые люди. А деньги не просто польются рекой, но и появится некий нового типа пайплайн.

Сказать, что про сенесцентность много говорили, это ничего не сказать. Про неё шла речь через слово. В частности, Филиппе Сиерра и Джеймс Киркланд признались, что для них это главное открытие последних пяти лет. Оба они считали, что сенесцентные клетки скорее какая-то причуда природы, не несущая особого вклада в феномен старения, и оба были поражены, насколько быстро и прозрачно выяснилась их значительная роль.

Большинство сходится на том, что лекарство от старения будет комбинацией препаратов, нежели одним воздействием. Даже пресловутые сенесцентные клетки — разные в разных тканях, чего уж говорить про другие механизмы. Плюс, где эффективное лекарство, там и побочка, будьте любезны.

Все говорили, что если делать акцент на заболевания, то это как-то будет понятней людям, только Нир Барзилай призывал прямо говорить о борьбе со старением. Он много ругал «Калико», за то, что те не про старение.

Для увеличения количества клинических испытаний также предлагается использовать короткие испытания, целью которых было бы выявления биомаркеров — подобно тому, что делал «Новартис» со стимуляцией иммунитета у стариков. Брать в исследования всего пару десятков пациентов, для разных веществ брать одинаковые дозы и одинаковые маркеры, и проводить их не последовательно, а параллельно. Стоимость такого исследования может составить всего 300-400 тысяч долларов. Проверять всё, что сейчас продлевает жизнь модельным объектам.

Кевин Ли из «Гленн Фаундейшн» (крупнейший частный фонд, финансирующий исследования старения) напомнил важную мелочь: на презентациях, слайдах, сайтах всегда указывать информацию о спонсорских организациях. Второе — нужно в самой индустрии ставить короткие промежуточные цели, чтобы понимать, продвигаемся мы вперед или нет.

Лет через пять нас ждёт волна клинических исследований терапий старения. При этом нужно быть готовым, что многое работать не будет. Нам в принципе нужно быть готовыми в том числе определиться уже с панелью биомаркеров. Кстати, через год Нир Барзилай ожидает создания специального крупного фонда, направленного на трансляцию геропротекторов в клинику. Также прогнозируется бум анти-эйджинг клиник, а в науке прорыв с определением местоположения часов старения.

А что вам может сказать добрая фея на этот счет? Ну, я так-то со всем согласен. Процесс-то он идет и идет. С необходимостью политических решений народ согласен, но не согласен самому с этим разбираться. У всех ученых своя работа в лаборатории. Говорят, для этого нужны другие люди. Только где они, другие люди?


Заключительный день конференции стал днем клинических исследований. Выступали все боги героновостей последних лет.

Главные из них — Нир Барзилай, организовавший клиническое исследования метформина против старения, и Джоан Манник, которая руководит в Новартисе организацией всех клинических испытаний аналогов рапамицина.

Нир рассказывал о том, что существует более 200 исследований метформина на людях, показывающих, что он способен отодвигать наступление диабета, сердечно-сосудистых заболеваний и других возрастных заболеваний примерно на 30%, что даже эффективнее, чем на мышах и крысах.

Но главной своей заслугой в он назвал создание протоколов исследования старения, полностью согласованных NIH. Он с гордостью заявил, что последний документ по согласованию отправил прямо в день доклада.

Фактически это значит, что теперь в Америке кто угодно может провести клинические испытания и проверить свою молекулу на то, способна ли она препятствовать старению.

Однако с проведением собственных клинических испытаний метформина дела обстоят не так хорошо, денег ему так и не хватает. Из необходимых 65 млн он за два года сумел найти только 35, и когда найдет оставшееся — не знает.

А вот Новартис успешно провел клинические испытания аналога рапамицина и определил, что он улучшает характеристики иммунитета у пожилых людей. Интересной подробностью является то, что механизм действия вообще не связан с инфламэйджингом (уровень интерлейкинов воспаления не изменялся), а связан со снижением количества хемокинов, что может говорить об усиленном клиренсе сенесцентных клеток (этот новый взгляд на механизм действия рапамицина ранее обсуждали другие докладчики).

Ещё один важный аспект — это дозы. Оказалось, что частичный блок активности mTOR (в дозах 0,5 мг/день или 5 мг/неделя) эффективнее полного блокирования комплекса (доза 20мг). Причем между группами людей, которым давали 0,5 мг в день или 5 мг раз в неделю, не было никакой разницы.

Джил Крэнделл из Стенфорда протестировала на людях сразу два вещества — метформин и ресвератрол. Метформин она исследовала на людях с нарушенным метаболизмом глюкозы (в принципе, в той или иной степени метаболизм глюкозы нарушен более чем у половины человечества) и обнаружила значительное улучшение уровня метаболизма, но более того: также улучшились почти все другие возрастные показатели.

В отличие от метформина, для ресвератрола Джил провела полноценные зарегистрированные клинические испытания, потратив на это 3 года работы лаборатории. Для согласования в сумме было отправлено 5000 мэйлов, совершено 800 звонков, осуществлено 396 встреч, что в итоге закончилось полноценным исследованием на 38 пациентах, из которых 8 были исключены.

Ученые ожидали, что ресвератрол хоть как-нибудь повлияет на уровень глюкозы или ее метаболизма, но результат был полностью нулевой. Никакого влияния на усваивалось глюкозы в двойном слепом рандомизированном исследовании ресвератрол не показал.

Однако он достоверно улучшил прочность стенок сосудов, а в мышцах привел к увеличению количество митохондрий. Кстати действовали они ресвератролом в дозе 2 гр в день (в фруктах и овощах ежедневного рациона содержится 10 мг). В общем ресвератрол действует, но явно не сильно и не на глюкозу.

Последняя громкая новость была от Тони Вайс-Корэя (колаборатора Тома Рандо). Он детально изучал улучшение памяти за счет переливания плазмы крови людей разного возраста в мышей, и обнаружил, что плазма молодых людей омолаживает мышек так же, как и плазма молодых мышей (сильнее всего работает плазма крови пуповинного канатика).

Более того, он выявил новый системный фактор, без которого переливание крови не работает. Им оказался белок TIMP2 — блокатор металлопротеиназ. Если его убрать из переливаемой плазмы, то эффект улучшения памяти пропадает. А ещё в естественных условиях у взрослых мышей и людей его концентрация в крови падает. Тони планирует начать клинические испытания переливания плазмы для улучшения ментальных способностей стариков в ближайшие месяцы.
После двух первых дней начался день биоинформатики. Николас Шорк — директор по биологии в институте Крейга Вентера предложил новые подходы к обработке геномных данных.

Выяснилось, что при поиске ассоциаций полиморфизмов с разными болезнями важны в первую очередь не геномные данные, а транскриптомные. Вот так.

Ведь геном всю жизнь один и тот же — и в молодости, и в старости, а транскриптом всё время меняется и определяет текущее состояние организма.

Кроме того, не все полиморфизмы в принципе способны проявляются на уровне транскриптома, и выявить их — тоже важная задача.

Но геномных данных много, а транскриптомных — почти нет.

Решение этой ситуации кажется немного парадоксальным. Николас построил модель состояния транскриптома для различных возрастов в зависимости от генома на основе имеющихся данных, а потом стал анализировать все ассоциации, исходя из этой модели, то есть анализировал предполагаемые транскриптомы, а не реальные геномы.

Парадоксально, но качество результатов подскочило в разы. По смоделированным транскриптомам он смог в дальнейшем удачно предсказывать клинические картины. Своего рода: модель на модели и моделью погоняет.

Другой математик, Алан Шульдинер, возглавляет фарм-компанию «Регенерон», которая занимается тем, что строит модели для большой фармы.

Алан удивителен тем, что сумел со всеми подружиться и обзавестись невероятно большим количеством экзомов, он получает более 2000 новых экзомов в неделю.

Проанализировав первые 50 тысяч экзомов, он определил, что любой евроамериканец в среднем гетерозиготен по 21 loss of function генам, и гомозиготен по одному.

Поразительно то, что они сумели на каждого из этих 50 тысяч людей одеть фитнес-трекеры и следить за их посещением врачей. И теперь потихоньку ждут, какими заболеваниями эти добровольцы заболеют, чтобы получить лучшую в мире предсказательную мощь. Уже сейчас говорят, что некоторые аллели гена APOE очень сильно влияют на долголетие.

Юшин Су, наоборот, закопалась в некодирующие последовательности и предложила новый механизм действия рапамицина. По видимости, он не только подавляет активность mTOR, но и ремоделирует хроматин, омолаживая его и не давая клеткам перейти в сенесцентное состояние.

Вторая важная мысль, прозвучавшая сразу в нескольких докладах: «Многие геропротекторные воздействия так или иначе стабилизируют геном. В основном это происходит за счет активации репарации». В частности, геном стабилизируется при ограничении калорийности питания — об этом говорил Ян Хоймакерс.

А Дэвид Синклер даже запустил по этому поводу 1-ю и 2-ю стадии клинических испытаний своей новой таблетки, содержащий Никатинамид Мононуклиотид (NMN).

Данное вещество является предшественником NAD+, о полезности которого у Синклера подготовлены уже десятки статей. Уже известно, что NAD+ увеличивает продолжительность жизни: он снижает уровень воспаления, увеличивает чувствительность к инсулину, защищает печень и отодвигает наступление болезни Альцгеймера. Хотя про NAD+ стали ходить плохие слухи, что он немного способствует раку, Девид ничего такого не слышал. Надо всё это проверить.

Но в добавление к этому оказалось, что одной из физиологических функций данной молекулы является усиление способность клетки к репарации повреждений ДНК, что защищает геном, в том числе и от радиации.

Эти два заявления чрезвычайно важны. Фактически речь идет о существовании физиологических методов, которые приводят к стабилизации генома.

Ученые говорят, что организм можно ввести в состояние, в котором он начинает эффективнее репарировать повреждения ДНК, или вообще не допускать их возникновения.

Часто именно неизбежность постепенного повреждения генома служила одним из оснований утверждения о невозможности лечения старения — сейчас фокус сместился на конкретные механизмы, с помощью которых геном можно стабилизировать и эффективно ремонтировать. Хотя стоит отметить, что механизм репрограммирования стволовых клеток, особенно в сочетании с генной терапией, также демонстрирует возможность избегать проблем с накоплением мутаций.

Ну и фоточка, как мы все такие сидим и ждем, когда нас жрать поведут. Вообще русских много — 15,5 человек.



Сейчас здесь ночь мы в лобби баре пишем отчет и убеждаем постояльцев отеля, что долго будет жить не скучно.

А тетка на баре, когда узнала, что вот тут люди борьбой со старением занимаются сказала: «Да ерунда какая!» Потом правда не отходила от меня с вопросом: «А что надо делать прямо сейчас?» Я ей сказал, что нужны общественные изменения, но натолкнулся на стену непонимания.


Первый день конференции был полон сенсаций. В целом настроение можно передать фразой: мы начали разбираться в деталях долголетия и обнаружили новый океан уточнений.

Пожалуй, самым популярным уточнением стала разница между мужчинами и женщинами. Оказалось, то, что помогает мужчинам, совсем не помогает женщинам, да и вообще старение у них разное.

Например, акарбоза почти не эффективна для самок, но эффективна для самцов, как и 17-эстрадиол и аспирин, а вот экстракт зеленого чая, наоборот, значительно лучше работает на самках.

Поразительно здесь то, что почти не оказалось геропротекторов, которые действовали бы и на самцов, и на самок. Даже рапамицин, хоть и продлевает жизнь обоим полам, но самках всё же эффективнее. Но проблемы ещё шире.

Что-то может действовать только на мышей, но не на крыс. Для каких-то веществ геропротектороной будет только определенная доза, которую кроме как эмпирически подобрать невозможно. Обо всём этом говорили и Рэнди Стронг, и Брайен Кеннеди, и Стивен Остад, и Томас фон Зглински.

Последний в поисках геропротекторов у мышей проанализировал все испытания инсектицидов, проведенные в Англии, и выявил потенциальный митогорметик бифенозат.

Особо выделялись доклады:

Джуди Кампизи, которая успешно сокращает все побочные эффекты химиотерапии (в том числе и возможные метастазы!), убивая сенесцентные клетки. При этом указывая, что за последнее время обнаружилось, что сенесцентные клетки могут быть и полезны, но только в эмбриогенезе и при заживлении ран.

Эми Вагерс которая озвучила два фактора, которые по видимости приводят к омоложению при разновозрастном парабиозе. Это GDF 8 и GDF11 – причем интересно, что эти молекулы отвечают за рост мышц и костей.

Но хедлайнером первого дня стал Дмитрий Гудков, который рассказал о принципиально новом состоянии клеток — «пресенесценс». Вот в чем дело: если облучить мышей в огромных дозах (больше 10 Гр) и пересадить им костный мозг (чтобы они не умерли сразу), то, как ни странно, они проживут довольно долго.

То есть, несмотря на то, что все клетки в их организме поражены, они могли жить сопоставимую продолжительность жизни, а через 8 месяцев после облучения их индекс качества жизни оказался даже лучше, чем у необлученных животных.

Вся фишка в том, что поврежденные клетки мезенхимальных тканей даже не начали реагировать на повреждения. Пока их не стимулируют к делению они так и находятся в этом вновь открытом состоянии «пре-сенесценса», которое ничем не отличается от нормального, кроме как тем фактом, что геном поврежден, как решето. Если побудить эти клетки к делению – они сразу же переходят в состояние сенесценса и тут же начинают травить организм воспалительными и прочими молекулами.

Для активации перехода из пре-сенесценса в сенесценс достаточно покормить мышь жирной пищей. Три недели такой диеты и все облученные мыши умирают, при том что контрольные просто становятся немного упитаннее.

Пока об этом состоянии можно услышать только на конференциях, но уже сейчас понятно, что примерно то же самое происходит, когда после химиотерапии люди быстро начинают набирать вес и это заканчивается новыми осложнениями и сокращением жизни. Таким образом представлено новое биологическое объяснение – почему после химиотерапии не стоит переедать.

При этом остается открытым вопрос, озвученный Обри ди Греем: в каком количестве такие пре-сенесцентные клетки присутствуют в обычном старении человека и как же всё-таки их обнаружить?







В первый день конференции «Биология старения. Достижения в терапевтических подходах к продлению здорового периода жизни», которую во второй раз проводит исследовательский институт Scripps прозвучал основной принцип «теории Geroscience», как её понимают сегодня ведущие ученые из области. Вот он:

1. Замедление старения приводит к замедлению времени наступления возрастных заболеваний.

На сегодняшний день хронические возрастные заболевания изучаются по отдельности, главным показателем опасности заболевания для общества является смертность. Миллиарды тратятся на поиск терапевтических средств для отдельных заболеваний, при этом данная терапия ничего не может сделать с параллельным развитием других возрастных болезней.

Но если посмотреть на возрастные заболевания как на проявления старения, то терапия старения могла бы не только предотвращать наступление всех возрастных болезней, но и поддерживать здоровье как таковое.

Например, известно, что голодание активирует пути стрессоустойчивости, способствующей продлению жизни, но оно же снижает почти вдвое все побочные эффекты химиотерапии при лечении рака. Или сенолитики — вещества, уничтожающие сенесцентные клетки, — почти в два раза снижают количество метастазов в случае рака.

У такого взгляда на вещи есть несколько научных следствий, которые также упоминали докладчики.

2. Старение является главным фактором риска всех возрастных заболеваний, оно способствует развитию сердечно-сосудистых заболеваний и рака в три тысячи раз (!) сильнее, чем курение и неправильное питание вместе взятые.

Это должно быть написано в любом медицинском учебнике, посвященном кардиологии или онкологии.

3. Лекарства, эффективно действующие на мышах, плохо транслируются на человека. Одна из причин использования мышей в качестве модельных жиаотных: у таких мышей заболевания развиваются в молодом возрасте и могут быть вылечены экспериментальными лекарствами. Но парадокс в том, что даже на старых мышах, больных этими заболеваниями, — такие лекарства часто уже не действуют.

Почти невозможно пытаться вылечить возрастное заболевание на молодых модельных мышах — эксперименты должны проводиться на старых.

4. В целом, учитывая гетерогенность человеческих популяций, клинические испытания лекарств можно эффективно проводить на старых домашних питомцах — кошках и собаках. Они живут не хуже людей и в развитых странах получают сопоставимую медицинскую помощь. Когда на мышах эффект рапамицина докапывался 2 года, на старых собаках аналогичные результаты были получены за 10 недель.

Стратегии и препятствия на пути проведения клинических испытаний, направленных на терапию старения человека.

Проведение клинических испытаний, связанных с исследованием фундаментальных процессов старения, встречает на своем пути множество препятствий.

В связи с этим финансируемое NIH Общество геронтологии предлагает ряд мер, которые позволят их преодолеть посредством определения ассортимента разрабатываемых препаратов и основных принципов проведения клинических испытаний для тестирования этих препаратов.

На сегодняшний день появляется все больше препаратов, позволяющих увеличить продолжительность жизни, которые продемонстрировали свою эффективность в опытах, проведенных на лабораторных грызунах в ходе многоцентрового исследования, проводимого в рамках (не) Интервенционной Программы Испытаний (ITP) Национального Института Старения (NIA), в список которых входят рапамицин, акарбоза, аспирин, 17-α-эстрадиол и нордигидрогяретовая кислота.

Кроме того, показали свою эффективность в продлении жизни препараты, тестируемые в рамках Интервенционной Программы Испытаний, такие как метформин, два вещества -активатора сиртуинов, ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента и блокаторы рецепторов к альдостерону (ARBs).

Разрабатывается множество молекулярных агентов, способных воздействовать на клеточные процессы, непосредственно связанные с фундаментальными механизмами старения.

В связи с этим возникает острая необходимость в создании стандартизированного ряда препаратов для проведения доклинических испытаний, которые будут иметь решающее значение для определения методов оценки результатов, установления дозировок и панели биомаркеров, а также изучения безопасности препаратов.

Также было описано множество других типов немедикаментозных вмешательств, применение которых позволило либо задержать возрастные изменения, или увеличить продолжительность жизни, что было показано в модельных исследованиях на грызунах.

В данном обзоре кратко будут рассмотрены некоторые наиболее перспективные агенты, обнаруженные при проведении исследований на животных и человеке, с особенным вниманием будут рассмотрены препараты, уже одобренные для применения на человеке.

Метформин

Применение метформина – лекарства, используемого для лечения сахарного диабета, доказало, что этот препарат способен влиять на процессы старения в организме.

Его применение позволяет снизить уровень продукции в печени глюкозы, снижая ее уровень в крови, а также увеличивая эффективность действия инсулина.

Как показывают проведенные на животных исследования, прием метформина способствует снижению уровня окислительного стресса и воспаления, что ведет к существенному продлению жизни.

Клинические испытания метформина, проведенные на людях, также демонстрируют снижение принимающих его у пациентов риска развития сердечнососудистых заболеваний и рака, как и повышение выживаемости у больных раком.

Применение метформина в рамках антираковой терапии сегодня вызывает все больший интерес, что выражается в росте числа клинических испытаний, проводимых по данной тематике.

В целом, данные об эффективности метформина, полученные в результате клинических испытаний на людях и лабораторных исследованиях, делают его главным кандидатом для проведения клинических испытаний в качестве агента, способного влиять на процессы старения в человеческом организме.

Акарбоза

Акарбоза используется для лечения сахарного диабета уже более 15 лет. Ее действие основано на замедлении процессов расщепления полисахаридов на дисахариды посредством ингибирования активности альфа-глюкозидазы в кишечнике, что ведет к уменьшению всасывания глюкозы.

Кроме того, прием акарбозы ведет к 49% снижению риска развития сердечнососудистых заболеваний (ССЗ). Между тем, применение иных лекарств, снижающих уровень глюкозы в крови при сахарном диабете, не оказало никакого эффекта на частоту возникновения ССЗ, что возможно свидетельствует о том, что акарбоза влияет на процессы старения посредством иных механизмов, возможно, оказывая влияние на кишечный микробиом, вызывая в клетках кишечника синтез различных пептидов, таких как GLP1, или, возможно, напрямую влияя на клеточные процессы.

ACEi and ARBs

Ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента (ACEi) и блокаторы ангиотензиновых рецепторов (ARBs) широко используются в качестве агентов против гипертензии.

Было показано, что применение ACEi и иногда ARBs приводило к снижению уровня смертности в результате сердечной недостаточности и инфаркта.

Кроме того, прием ARBs снижает риск развития рака и уменьшает смертность у больных раком. Наконец, прием ACEi и ARBs может помочь в приостановке когнитивного спада у больных с гипертензией и ССЗ.

Исследования, проводимые на грызунах, демонстрируют способность ACEi и ARBs увеличивать продолжительность жизни, что, вместе с остальными вышеприведенными данными делает их хорошими кандидатами в качестве агентов для борьбы со старением.

Рапамицин и его аналоги

Рапамицин осуществляет ингибирование mTOR киназы, входящей в качестве субъединицы в состав комплексов mTORC1 и mTORC2, которые вовлечены в регуляцию клеточного цикла и клеточного роста.

Как лекарственное средство рапамицин используется в качестве иммуносуппрессора при трансплантации органов, в то время как рапалог одобрен как мера лечения при диагностике различных видов рака.

Исследования, проводившиеся на животных, показывают, что рапамицин способствует увеличению продолжительности жизни и замедляет когнитивный спад.

В связи с этим, несмотря на ряд побочных эффектов, вызываемых рапамицином у человека, он все же является перспективным лекарственным препаратом, исследования по применению которого проводятся с целью восстановления после проведения операций на сердце, при нарушении когнитивных функций при болезни Альцгеймера, а также для усиления иммунного ответа в ответ на вакцинацию у пожилых людей.

17-альфа-эстрадиол

17-альфа-эстрадиол – нефеминизирующий эндогенный эстроген, который, как было показано на животной модели, обладает нейропротекторными свойствами в случае болезни Паркинсона, Альцгеймера и цереброваскулярных заболеваний.

Как и метформин, 17-альфа-эстрадиол усиливает активность AMPK, и как рапамицин, снижает активность mTOR. Проведенные на мышах исследования доказали, что прием 17-альфа-эстрадиол приводил к увеличению продолжительности жизни у самцов на 12%.

Несмотря на то, что данные о его использовании на людях пока ограничены, он уже активно используется при лечении облысения и в ходе эстроген-заместительной терапии у женщин в постменопаузе.

Агонисты сиртуина

Сиртуины представляют собой класс NAD-зависимых деацетилаз, гомологичных дрожжевому репрессору транскрипции Sir2. Как было показано, увеличение активности Sir2 или его гомологов приводит к увеличению продолжительности жизни у дрожжей, плодовых мух и круглых червей.

Всего существует 7 гомологов Sir2 у млекопитающих. При этом гиперэкспрессия SIRT6 ведет к увеличению продолжительности жизни у самцов мышей и защищает их от пагубных метаболических последствий питания с высоким содержанием жира.

Гиперэкспрессия другого гена из этого семейства, SIRT1, приводит у мышей к уменьшению частоты возникновения рака и остеопороза, а также улучшает переносимость глюкозы и заживление ран.

Ресвератрол, представляющий собой растительный фенол, активирует сиртуины, приводя к увеличению продолжительности жизни у дрожжей и мух. Два других активатора сиртуинов, SRT2014 и SRT1720 также увеличивают продолжительность жизни и период здоровой жизни у мышей.

Как показывают результаты экспериментов, ресвератрол не оказывает никакого влияния на продолжительность жизни мышей с нормальным рационом и без признаков ожирения, в то время как, аналогично другим активаторам сиртуинов, улучшает здоровье и увеличивает срок жизни мышей с ожирением, которых держали на высокожировой диете.

В целом же, разнообразие эффектов, оказываемых активаторами сиртуинов на возраст-зависимые заболевания и показанное на некоторых модельных организмах увеличение продолжительности жизни указывают на то, что данный тип препаратов являются многообещающими при борьбе с возраст-зависимыми процессами, происходящими в организме.

Аспирин и салициловая кислота.

Аспирин является самым широко употребимым лекарством в мире, используемым в качестве анальгетика и противовоспалительного средства. Кроме того было обнаружено, что аспирин также уменьшает риск развития рака у человека, а в ходе проведенных исследований на мышах было установлено, что прием аспирина приводил к увеличению средней продолжительности жизни.

Салициловая кислота в свою очередь является метаболитом аспирина и другого родственного ему противовоспалительного препарата сальсалата, выступая аллостерическим активатором AMPK.

Салициловая кислота у мышей улучшает утилизацию жиров через AMPK, а также улучшает гомеостаз глюкозы в организме. Все эти данные указывают на то, что аспирин и родственные ему соединения могут оказывать регуляторное влияние на процессы старения.

Дизайн клинических испытаний, направленных на борьбу с процессами старения.

Существует две стратегии для проведения интервенционных исследований, направленных на борьбу с процессами старения:

1. Увеличение продолжительности здоровой жизни.

В этом случае период здоровой жизни ограничивается постепенным физиологическим спадом, сопровождаемым развитием множества хронических заболеваний и гериатрических синдромов.

Данная стратегия направлена на изучение того, каким образом различные типы интервенций могут замедлять или же предотвращать нарушения, связанные со старением в течение длительного периода времени.

Для проведения такого рода исследований должны быть предъявлены и выполнены ряд требований. Подобное исследование должно быть:

1. Продолжительным
2. Двойным слепым
3. С использованием плацебо в качестве контроля

2. Увеличение способности к восстановлению после воздействия острых стрессовых событий.

В данном случае период здоровой жизни может быть ограничен в результате острых нарушений, которые ведут к внезапному серьезному заболеванию с ограниченным или невозможным восстановлением.

Острые нарушения представляют особую опасность для людей старшего возраста, так как острые заболевания у них протекают тяжелее и связаны с большими рисками осложнений и даже смерти, чем у более молодых людей.

Исследования способности к восстановлению будут проверять, может ли используемый тип интервенции улучшить состояние здоровья или функциональные параметры после острого стрессового воздействия.

Так как исследование способности к восстановлению может охватывать множество различных сценариев клинических испытаний, при их проведении важно учитывать несколько измеряемых величин:

1. Интенсивность стресс-фактора
2. Запланированность/незапланированность стрессора
3. Временные рамки проведения интервенции

Анализ факторов, которые необходимо учитывать при проведении исследований:

1. Выбор контингента исследования

В исследованиях данных типов критерий включения необходимо делать как можно более широким. Исключение из исследований очень старых людей или пациентов с множественными заболеваниями будет контрпродуктивным.

Во многих случаях имеет смысл разделить первичную группу включения по таким характеристикам, как дряхлость, уровень функционирования, наличие множественных заболеваний, а также по биомаркерам, что позволит определить оптимальную терапию и обеспечить максимальную эффективность лечения для участников исследований.

В целом же оптимальным будет набор независимо живущих людей без тяжелых заболеваний, но с наличием признаков старения. Также из исследования следует исключить людей с низкой ожидаемой продолжительностью жизни (менее 5 лет), которым не удастся закончить исследование.

2. Тип вмешательства

Выбор препарата для клинических испытаний в первую очередь должен удовлетворять требованиям безопасности и иметь плейотропный эффект на множество систем в организме.

Использование новых препаратов при этом имеет ряд недостатков, включая необходимость анализа фармакокинетической активности у пожилых людей, анализ безопасности применяемого препарата, наличие данных о возможных эффектах, связанных с возростозависимыми нарушениями и заболеваниями.

Также особое внимание необходимо уделить выбору эффективной дозы препарата, ее безопасности, переносимости и эффективности.

Выбор самого препарата должен быть обусловлен предполагаемой продолжительностью исследования: препараты, для которых ожидается большее число побочных эффектов и высокий риск токсичности, могут быть применены лишь в краткосрочном исследовании.

3. Измеряемый результат

Основной целью исследования является определение того, является ли выбранный тип интервенции эффективным средством против фундаментальных процессов старения, что определяется посредством измерения развития возраст зависимых заболеваний и нетрудоспособности.

Оценка долголетия сама по себе может быть неосуществима в пределах разумного времени проведения исследования, в связи с чем в качестве результата разумно брать такие показатели, как выживаемость в отсутствие заболеваний или инвалидности.

В продолжительных исследованиях по увеличению продолжительности периода здоровой жизни, измеряемым оцениваемым результатом может быть время до проявления второго или третьего ассоциированного с возрастом заболевания или нарушения активности.

Также в качестве критерия оценки результата исследования может быть смертность, время между наступлением недееспособности и моментом смерти и само качество смерти.

Что же касается исследований, связанных с изучением способности к восстановлению, то они должны оценивать результаты, напрямую связанные с воздействием стресс-фактора, такие как титры антител после вакцинации, или же время, необходимое на восстановление после хирургического вмешательства.

В ряде сценариев клинических испытаний результат может оцениваться по определенным биомаркерам, однако для их принятия необходимо серьезное исследование.

На данный момент отсутствуют утвержденные, легко определяемое биомаркеры, которые позволяли бы предсказывать возрастзависимую смертность и недееспособность в больших популяциях.

В связи с этим разработка надежных биомаркеров может существенно ускорить исследования в области старения и представляет собой одну из важнейших целей исследований.

4. Финансирование

Небольшие пилотные или подтверждающие концепцию исследования могут проводиться в рамках традиционных схем финансирования. В то же время более масштабные исследования по восстановлению и увеличению продолжительности периода здоровой жизни могут финансироваться в какой-то части частными инвесторам и некоммерческими организациями.

Кроме того, учитывая, что старение является важным фактором развития широкого круга заболеваний, получение финансирования в рамках их исследования может улучшить ситуацию финансирования в области старения.

Это была статья "Strategies and Challenges in Clinical Trials Targeting Human Aging"

http://biomedgerontology.oxfordjournals.org/…/gerona.glw149…

Давайте рассмотрим американский подход в области борьбы со старением. Он достаточно ясно изложен в статье Джеймса Киркланда «Применение науки о старении в терапии» http://perspectivesinmedicine.cshlp.org/cont…/…/a025908.full

«Старение является основным фактором риска для развития большинства хронических заболеваний, включая атеросклероз, диабет II типа, раковые заболевания, деменцию, болезнь Паркинсона, другие нейродегенеративные заболевания, нарушения функций почек, слепоту, дряхлость, саркопению и пр.

Основываясь на том, что ключевые механизмы развития этих заболеваний связаны с механизмами, ассоциированными со старением, была предложена «геронтологическая гипотеза», предполагающая, что использование в качестве мишеней фундаментальные процессы старения, также может позволить замедлить, предотвратить, смягчить течение или лечить основные хронические заболевания, ассоциированные с возрастом.

Наибольший общественный интерес сегодня вызывает возможность увеличения продолжительности периода здоровой жизни, в течение которого сохраняется независимость, продуктивность и хорошее самочувствие.

На сегодняшний день ведутся исследования, нацеленные на смягчение симптомов хронических заболеваний, дряхлости и способности к быстрому восстановлению на животной модели.

Также есть множество указаний на то, что фундаментальные процессы старения могут выступать в качестве мишеней для воздействия с целью продления периода здоровой жизни и увеличения ее продолжительности.

В частности, подтверждают это ряд исследований, которые демонстрируют, что

1. Максимальная продолжительность жизни может быть увеличена, а развитие возрастных заболеваний приостановлено внесением нескольких мутаций в один ген (Bartke 2011). Это указывает на то, что метаболические пути, в которых происходят изменения в результате этих мутаций, могут рассматриваться в качестве удачных терапевтических целей.

2. Феномен долгожительства частично имеет генетическую природу, и часто связан с отсроченным началом возрастных заболевания и недееспособности (Lipton и др. 2010) с низким уровнем заболеваемости и увеличением продолжительности периода здоровой жизни.

3. Ограничение количества потребленных калорий способствует увеличению максимальной продолжительности жизни, и обеспечивает задержку в развитии хронических заболеваний, что подтвержают эксперименты на животных (Anderson и Weindruch 2012).

4. Факторы, производимые стволовыми клетками молодых животных, улучшают способность к восстановлению тканей сердца, мышц и мозга у взрослых животных (Conboyetal.2005; Lavasani et al. 2012; Katsimpardi et al. 2014; Sinha et al. 2014).

5. Накопление в организме старых клеток оказывается связанным с хроническим воспалением, что в свою очередь способствует развитию ряда возрастных хронических заболеваний и дряхлости (Tchkonia et al. 2013:KirklandandTchkonia2014).

При этом удаление старых клеток увеличивает продолжительность периода здоровой жизни у прогероидных мышей (Baker и др. 2011).

Ряд сделанных открытий показали свою эффективность в торможении процессов старения и увеличении продолжительности жизни на животной модели, на основе чего они могут быть использованы в качестве возможных стратегий лечения и на людях, что, однако же, оказывается связанным с рядом проблем и требований проведения исследований на людях.

Сегодня можно рассматривать по крайней мере шесть потенциальных стратегий разработки лекарственных средств для применения их на людях. К ним относятся лечение:

1. Многочисленных сопутствующих заболеваний.

Если геронтологическая гипотеза верна, то агенты, влияющие на фундаментальные механизмы старения, будут одновременно уменьшать выраженность и хронических заболеваний, ассоциированных с возрастом.

2. Болезней, которые в ином случае приводят к смертельному исходу.

Вещества, используемые для изменения базовых механизмов старения, могут быть медикаментозной основой в испытаниях, включающих людей с тяжелыми и приводящими к смерти заболеваниями.

Примером может быть уменьшение количества потребляемых калорий, что не только замедляет процессы старения, но и увеличивает эффективность таких методов противораковой терапии, как хемо- и лучевая терапия (Lee et al. 2012).

3. Гериатрических синдромов

Гериатрические синдромы включают в себя дряхлость, саркопению, обездвиживание, падения, нарушения походки, мягкие когнитивные расстройства, недержание мочи, и другие состояния.

4. Уменьшения способности к быстрому восстановлению.

Способность к восстановлению после таких воздействий и нарушений, как хирургическое вмешательство, анестезия, хемотерапия, радиация, сердечный приступ, переломы, инсульт, уменьшается с возрастом и связано с наступлением дряхлости.

В клинических испытаниях могут исследоваться как интенсивные стрессовые воздействия (время, необходимое для восстановления после перелома шейки бедра), так и боле мягкие (исследование иммунного ответа после вакцинации).

Результаты ряда подобных исследований продемонстрировали усиление реагирования на вакцину против гриппа после нескольких недель однократного-трехкратного приема рапалога (Mannick и др. 2014).

5. Локализованных заболеваний, связанных с основными процессами старения.

Некоторые локализованные расстройства связаны с патогенными процессами, подобными тем, которые связаны со старением.

Местное введение препаратов, воздействующих на процессы старения в виде аэрозолей, инъекций и пр., могут смягчить эти состояния. Идиопатический фиброз легких, связанный с накоплением старых клеток в легких (Minagawa et al. 2011; Takasaka et al. 2014) является серьезным заболеванием, которое иногда заканчивается смертельным исходом, и для которого отсутствуют эффективные методы лечения.

Исследования с использованием аэрозольного сенолитика или SASP-защитных агентов могут быть рассмотрены в качестве основы лечения у людей ввиду успешного применения блеомицина в виде аэрозоли на мышах с фиброзом.

6. Состояний, характеризующихся ускоренным старением.
Как было установлено, ряд заболеваний, таких как ожирение, сахарный диабет, долгосрочные эффекты химиотерапии или лучевой терапии, прогероидные синдромы ведут к ускоренному старению (Kirkland 2013a; Tchkonia et al. 2013; Kirkland and Tchkonia 2014; Ness et al. 2014).

Есть возможность уменьшить выраженность этих расстройств при помощи агентов, воздействующих на фундаментальные процессы старения.

Например, ожирение и диабет оказываются связанными с ранним началом возрастных изменений, включая такие симптомы, как слабость, саркопения, атеросклероз, сосудистая дисфункция, ранняя менопауза, когнитивные расстройства, слабоумие, и рак.

В краткосрочной перспективе исследования препаратов, способствующих увеличению мышечной силы и улучшению показателей работы сердечно-сосудистой системы и когнитивных функций могут быть проверены на подобных пациентах.

Однако, несмотря на то, что разработаны эффективные модели лечения связанных с возрастом нарушений на экспериментальных животных, необходима разработка новых парадигм проведения клинических испытаний с адекватным измерением и оценкой их результатов, которые были бы приняты регулирующими органами, а также наличие финансирования и квалифицированного персонала с необходимыми навыками.

В результате, если какие-либо достижения в области исследования фундаментальных основ старения смогут быть применены в клинической практике, это позволит задержать, предотвратить, облегчить или обратить развитие хронических возрастных заболеваний и инвалидности, а также продлить период здоровой жизни и увеличить продолжительность жизни в целом.

Если эти предположения будут реализованы, область здравоохранения будет кардинально трансформирована».

Киркланд вскользь пишет, что на всё это нужны деньги. Мне же кажется это основным вопросом, а что конкретно делать, более менее всем понятно.

Про деньги писать не принято, типа они должны сами откуда то взяться. Поэтому наш подход (я писал о нем ранее, он зеркален Киркланду) он в большей степени объясняет откуда возьмется финансирование. Но, посмотрим.

26 ноября

Как устроен поиск лекарства от старости сейчас в мире? Подавляющее число компаний из нашей области, хотят найти препараты, воздействующие на фундаментальные механизмы старения, а потом провести клинические исследования против какого-либо возрасто-зависимого заболевания.

Например, атеросклероза или болезней почек. Такие условия диктует рынок и регуляторы. Типа от старости патент не возьмешь, а от катаракты – пожалуйста.

Мы хотим поступить ровно наоборот. Взять препарат, который уже работает против возрасто-зависимого заболевания и посмотреть, не является ли он еще и лекарством от старости?

Из научной литературы, множества клинических исследований мы и так видим, что уже есть хорошие кандидаты на роль слабого лекарства от старости, просто нужно проверить. По большому счету, осталось только найти дозы, режим применения и возможные комбинации.

Надо понимать у разных доз разные свойства, аспирин может продлить жизнь конкретному человеку, но сожри он его побольше и кровь пойдет из заднего прохода.

Оба подхода опираются на тот факт, что фундаментальным свойством препаратов против старения является их возможность воздействовать на патогенез возрасто-зависимых заболеваний.

Это очевидная мысль, если болезни не будут отодвинуты, то и продление жизни не получится. Наоборот так же верно, продление жизни обязательно отодвигает наступление заболеваний. А лекарства то от всяких диабетов уже есть, давайте их проверим на глобальное воздействие на организм?

Почему все не поступают, так просто и элегантно, как мы? Потому что всем нужен патент. Метформин то еще в 1929 году открыли, какое уж тут исключительное право. Раз это такой камень преткновения, то мы предлагаем отказаться от патента.

Таким образом мы упрощаем с научной точки зрения задачу в 1000 раз. Но, усложняем себе жизнь с финансовой точки зрения. Вроде бы, в такой ситуации разговор с инвесторам начинается и заканчивается на фразе: «Таким образом вы не получаете ни копейки».

Каким образом мы хотим решить эту проблему? Увеличением числа людей, участвующих за свой счет в клинических исследованиях терапий против старения. Если человек пятьсот опубликуют анонимно свои данные о том, что с ними происходит, в связи со старением, то мы создадим уникальную ситуацию для фарм кампаний, клинических учреждений и органов здравоохранения. Мы всем бесплатно предоставим материал для аналитики.

Кроме того участники клинического исследования станут мотором для привлечения новых членов и в какой-то момент у нас будет человек, для которого 10 миллионов не деньги.

Тогда у нас предложение к нему такое: «Ты можешь до умру ездить к жуликам в Монако на омоложение или колоть гидралат плаценты по 8000 евро в Европейском Медицинском Центре, но это ничего особенного не дает. Разобраться, что тебе самому нужно, можно только сопоставив данные сотен и тысяч людей. Оплати исследования для всех и ты получишь лекарство для себя. Иначе ты никогда сам не поймешь нужно тебе принимать одну четвертую терапевтической дозы метформина или одну вторую или вообще статины плюс сартаны». Надеюсь, что сработает. Но.

Допустим мы не нашли финансирование. Мы не остановимся. Мы улучшаем наши медицинские он-лайн кабинеты. Прямо сейчас над ними работают 6 человек бесплатно. Открытый код и все дела.

Мы создаем «Пациенты как я», но про старение. Загрузив один раз данные, человек теоретически сможет предоставлять их исследователям постоянно и в какой то момент будет польза. Для того, чтобы получить рекламные деньги нам потребуется привлечь миллион человек.

Как это произойдет? Следующим образом. Так как людей будет много, то некоторые из них в результате сдачи рекомендованных нами анализов, смогут увидеть у себя начала развития тех или иных патологий и смогут приступить к лечению заболеваний на ранней стадии. Это в конечном счете спасет им жизнь. Собственно такие случаи и будет драйверами проекта.

Какие преимущества данного подхода?

1. Самый высокий уровень экспертизы в мире. Мы же открытый проект. Смотрите, я сейчас всё пишу в фейсбуке и готов к критике. Мы будем публиковать дизайн и брошюры клинических исследований. Не один коммерческий проект не может себе позволить предоставлять всем всю информацию. Мы можем.

2. Мы же себе делаем лекарство и исключаем мотив заработать на этом.

3. Скорость. Нам не нужно тратить адское количество времени на написание патентов и мы можем быстрее всех перестраиваться, в зависимости от новой информации. Мы не фарм компания, чтобы держаться за свои хиты во что бы то ни стало.

Если вам нравится наш подход приходите к нам на большой семинар 26 ноября «Диагностика и терапия старения». Мы ждем умного пациента. Прежде всего ученых, врачей, программистов. Мы хотим детально объяснить нашу тактику лечения старения. Мы приглашаем к содержательной дискуссии. https://www.facebook.com/events/608593869312354/

Извите, еще пару слов про философию. Общее дело - это не просто метафора, это конкретные, практические действия. Собственно вот так оно и выглядит.

Мы осуществляем политику открытости при подготовки и проведении клинических исследований терапий старения.  Мы предлагаем обоснование минимального набора маркеров, для определения возрастных изменений и оценки будущих терапий против них.

Наша задача развернуть не только профессиональную дискуссии на тему замедления старения, чтобы повысить качество работы, но и объяснить её значение всем, кто заинтересован в разработке терапий, направленных на увеличение продолжительности жизни.

Более детальную информацию о нашей стратегии можно будет узнать 26 ноября на открытом семинаре «Диагностика и терапия старения» в технохабе Ключ

12:00 - 12:30 - Сбор гостей
12:30 - 13:00 - Миша Батин «Пациентская организация, как инициатор клинических испытаний терапий старения»
13:00 - 14:30 - Дима Веремеенко «Можно ли обратить возраст сосудов вспять»
14:30 - 15:00 - Кофебрейк
15:00 - 16:30 - Александр Фединцев «Современное представление о модулировании процесса старения»
16:30 - 17:00 - Кофебрейк
17:00 - 17:30 - Николай Крючков «Клинические исследования и разработка лекарственных препаратов и медицинских изделий для продления жизни».
17:30 - 18:00 - Алексей Маракулин «Регистрация пациентской организации Open Longevity»
18:00 - 18:30 - Кофебрейк
18:30 - 19:00 - Стас Скакун «Опыт биохакинга против старения»
19:30 - 20:00 - Демонстрация персональных средств диагностики старения: ангиоскан и кардио-флешка


Анкета для участника: https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLSe4p22jMAYJMRlL9Fur-IXhCuXqmQF2_AQUuLmcwxvOC5yYLw/viewform?c=0&w=1

https://www.facebook.com/events/608593869312354/

Итак, обоснование первого шага от Александра Фединцева

Старение характеризуется хроническим системным воспалением. Одними из важнейших маркеров воспаления являются С-реактивный белок и интерлейкин-6 (ИЛ-6).

ИЛ-6 входит в состав секретома сенесцентных клеток (SASP) и динамика его уровня может косвенно свидетельствовать об интенсивности секреции факторов, относящихся к SASP. Способность ИЛ-6 к индукции эпителиально-мезенхимального перехода ассоциирована с раковым  перерождением клеток и метастазированием (1, 2)

Пациенты, у которых уровень ИЛ-6 в плазме находился в трети самых высоких значений, имели в 2.48 раза больший риск развития колоректального рака (95 % CI 1.26-4.87; p-trend 0.02) по сравнению с пациентами с самыми низкими значениями этого цитокина (3). Уменьшение уровня циркулирующего ИЛ-6 в плазме на 1пг/мл значимо ассоциировано с 12% снижением риска рака печени (4).

С-реактивный белок вместе с VO2max являются сильными предикторами рака легких (относительный риск выше в 4.19 раза 95% CI: 1.66-10.57) (5)

Более того, риск рака легких был выше у людей независимо от уровня VO2max. Относительный риск 3.22 для высокого уровня VO2max ( 95% CI: 1.44-7.20, p < 0.01) и 3.15 (95% CI 1.27-7.78, p = 0.01) для низкого.

И высокие уровни ИЛ-6, и высокие уровни С-реактивного белка служат хорошими предикторами внезапной сердечной смерти (6). Взаимное соотношение между уровнями высокочувствительного С-реактивного белка и ИЛ-6 может служить хорошим предиктором ишемического инсульта (7).

С-реактивный белок и ИЛ-6 оказались хорошими предикторами рисков наступления возраст-зависимых заболеваний и продолжительности жизни (8).

В рамках данного исследования участников разделили на две группы: “успешно стареющие” (у которых не регистрировалось инфарктов, инсультов, ССЗ, рака, диабета и отличавшихся высокими показателями в когнитивных  и физических тестах) и прочие.

У “успешно стареющих” уровни ИЛ-6 и С-реактивного белка статистически значимо увеличивались с возрастом (для обоих p < 0.001). У второй группы статистически значимо увеличивался только ИЛ-6 (p < 0.001). У “успешно стареющих” уровни обоих маркеров оказались статистически значимо ниже чем во второй группе (для обоих  p < 0.001).

Высокие уровни обоих маркеров статистически значимо были связаны с более низкими результатами физических и когнитивных тестов (p < 0.001). Оба маркера были статистически значимо ассоциированы с более долгой продолжительностью жизни в обеих группах (p < 0.001). Все зависимости сохранялись после поправок на возраст, пол, ИМТ, курение и пр.

В ряде исследований было показано, что толщина комплекса интима-медиа сонной артерии монотонно растет с возрастом (9 Fedintsev et al., unpublished).

Этот рост интересен не только как биологический феномен, а имеет вполне практическое применение. Так, было показано, что увеличение толщины КИМ сонной артерии на 0.1 мм статистически значимо увеличивает риск инфаркта миокарда на 15%  (95% CI, 1.12 - 1.17), а риск инсульта на 18% (95% CI, 1.16 - 1.21) с учетом поправок на возраст и пол (10)

Более того, толщина каротидного КИМ также ассоциирована с метаболическим синдромом (11), секрецией инсулина (12) и даже наличию камней в желчном пузыре (13).

ТИМ является релевантным и значимым (p = 0.003) предиктором прогрессии от легкого когнитивного нарушения до болезни Альцгеймера (14). Другое исследование также связывает толщину КИМ с риском наступления деменции (15). ТИМ в одиночку или в комбинации с уровнем гомоцистеина выступает в роли значимого предиктора сердечно-сосудистой смертности и смертности от всех причин (16, 17).

Помимо оценки эффективности препаратов, необходимо также учитывать их безопасность. Одним из наиболее частых и серьезных побочных эффектов является гепатотоксичность. Признанными клиническими маркерами гепатотоксичности (Hy’s law) являются трансаминазы АлТ и АсТ, а также сывороточный билирубин (18) Дополнительными маркерами безопасности могут служить креатинфосфокиназа и скорость клубочковой фильтрации.

1.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24698728
2.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26512918
3.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26220152
4.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26096712
5.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26008754
6.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23906927
7.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24627113
8.     https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/27274758
9.     http://www.revespcardiol.org/en/carotid-intima-media-thickness-in-subjects/articulo/13146858/
10.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17242284
11.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24681913
12.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/26828784
13.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24921032/
14.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25633680
15.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18077061
16.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16275507
17.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23636001
18.   https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16444771

План победы

Самый интересный вопрос, который можно задать ученым, исследователям старения: «А что вы сами принимаете для увеличения продолжительности жизни?» Лучше всего узнавать про это на большой конференции о старении и долголетии, тогда сразу видно современное состояние дел в науке про геропротекторы.

Мы услышим довольно разные ответы. Метформин, аспирин, ибупрофен, витамин В9, литий, витамин D, витамин К, статины, рапамицин и так далее.

Но, многое останется непонятным для применения на себе. Какие дозы? Как учесть индивидуальные особенности? Что с чем работает лучше? Где клинические исследования, наконец данной комбинации?

В одной научной статье написано одно, потом другая вышла, пиши пропало, надо принимать другое.

Пожалуй, только Майкл Шнайдер из Стенфорда качественно исследует себя, рассматривая изменения сотен тысяч показателей своего организма. Можно сказать он создал целую науку: «Здоровье Майкла Шнайдера».

Также есть сайт Лонжесити, где люди употребляют различные препараты и делятся своими впечатлениями. Там акцент на ноотропы, но есть и про продление жизни.

Всему этому процессу не хватает организованности. Собственно этим мы и займемся. У нас есть прекрасный план.

Шаг 1. Личный медицинский кабинет. Там должны быть результаты ваших анализов. Где бы вы их не сдавали. Терапии, которые вы осуществляли. Самое важно, там должны быть результаты диагностики старения. Плюс, конечно же, описание интервенций против старения.

Сейчас биомаркеры скорости старения далеки от совершенства, но какие есть. Мы скажем, что именно нужно будет измерить, типа интерлейкинов, с-реактивного белка, холестерина, скорость распространения пульсовой волны, инсулино-подобного фактора роста и так далее.

Дальше мы совершаем следующие действие с собственными данными:

- открыть всем желающим под своей фамилией
- открыть всем желающим анонимно
- открыть только медицинской организации
- никому не открывать, знать только самому

Лично я выберу первый вариант. Я заинтересован в том, что кто-то будет всё время обсуждать мой процесс старения и анализировать его.

Всё. Этого шага достаточно, чтобы вызвать лавинообразный интерес к тому, а как могут действовать терапии против старения. Тем не менее, следующие шаги:

Шаг 2. Организация обсуждения биомаркеров и терапий против старения. При этом мы будем вести не абстрактный разговор, а на результатах собственных анализов. Выбор терапий научным советом. Речь идет сейчас о существующих препаратах, только по другому назначению, типа статинов.

Шаг 3. Подготовка документов для клинических исследований.

Шаг 4. Краудфандинг на клинические исследования.

Шаг 5. Проведение клинических исследований терапий против старения.

Шаг 6. Анализ результатов. Организация новых исследований.

Шаг 7. Краудфандинг и сбор пожертвований на разработку принципиально новых вмешательств, типа генной терапии.

Шаг 8. Социальная сеть с собственным медицинским Искусственным Интеллектом.

Естественно, я не рассказал миллиард деталей. Это уже вопросы к тем людям, которые возьмутся за организацию. По дороге мы как раз и создадим ту самую персональную медицину.

Отмечу одно: надо удержать себя от мелочного желания прикрутить самому какой-нибудь частный сервис, что-нибудь лично запатентовать. Платформа должна будет принадлежать всем участникам проекта: 1 человек – 1 голос. Потребительский кооператив. Зарплаты для тех, кто работает.

Коварный вопрос. А если мы не найдем деньги на первые клинические исследования? Тогда мы продолжим привлекать людей. Например, пока среди нас не окажется такой, который готов оплатить исследования для всех ради себя.

Один-то человек, «даже очень главный», не сможет провести на себе одном клинические исследования, чтобы понять, а что нужно принимать против старения.

Наша задача повысить качество и доступность научной дискуссии. Скоро мы на примере покажем, как это будет происходить.

Второй коварный вопрос. А что если у нас всё своруют? Да пожалуйста! Пусть нас как можно больше людей обгонят в борьбе со старением. Википедия не переживает, что её скопипастят, её цель – свободное распространение знаний.

Кто-то захочет заработать на нашем общем деле? Ради бога.

Мы сами создадим ресурс похожий на «Пациенты как я», только про старение. Плюс отличие в том, что там будет открытая база данных маркеров и терапий старения и принадлежать он будет всем участникам проекта. Об этом мы более детально поговорим 26 ноября в Ключе начиная с 12-00. Скоро повесим анкету для записи на мероприятие.

Profile

Михаил Батин, Mikhail Batin
m_batin
Человечество+

Latest Month

Январь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow